2015 соло, декабрь (соотв. 1 к.с.) Вентспилс — Мелнсилс. Латвия.

 Поход соло. Вентспилс-Мелнсилс.

Поход с 14 по 18 декабря 2015 года в одиночку.

Видео похода:
Увы, на ю-туб не удаётся закачать качественно полное видео. В моменте 1:05:56 видео на ю-тубе прерывается и 3 мин. 40 сек. следует «застывший» кадр, при оригинальном видео без сбоев. В настоящий момент — видео без прохождения Колки. Надеюсь всё-таки загрузить видео на ю-туб, но пока без сбоев «закачка» не идёт. Просто привожу в окончании отчета видео на майл.ру — менее качественное, зато без досадного сбоя.

Итак…
Утром 14 декабря я выехал из Риги автобусом Рига-Вентспилс в 7.05. Неделя моего путешествия — почти самых коротких дней в году. Ноябрьские походы когда-то мне были знакомы. Хотя по прогнозу температура должна была быть от 0 до +5 градусов, можно было ожидать и снег, и мороз. Ко всему этому я был вполне готов. Продукты я закупал накануне в Риге. В Вентспилсе планировал подкупить только что-то для супа и мясное.
Автобус делал остановку в Талсы. К этому времени вся земля уже была покрыта снегом. Мороз был лёгкий, но все лужи замёрзли. Всё выглядело как типичный зимний день . По дороге наблюдал реки — в том числе Энгуре, по которой ходили в 2011 на байдарках. Река сейчас казалась маленькой. Постепенно, при подъезде к Вентспилсу, земля уже была без снега. Но… Всякое бывает, всё может повернуться иначе, чем прогноз.
Приехав в Вентспилс, я сдал рюкзак в камеру хранения. Камеры хранения настоящей там нет. Женщина из справочного окна, рядом с кассой, по совместительству, выполняет функции и работника камеры хранения: у неё в помещении есть полка, на которую ставят вещи. От автостанции я отправился по городу к молу — сфотографировать маяк на молу и лоцманскую башню. Прошелся по уже знакомым улицам. Дух холодный ветер. Когда что-то фотографировал, руки быстро мёрзли.

Лоцманская башня. г. Вентспилс.

Несмотря на информацию в интернете, к лоцманской башне доступа нет. Её я сфотографировал издалека. Взашел на смотровую площадку, сфотографировал панораму берега. Ветер задувал, но было солнце, вид вокруг — прекрасный. На молу посмотрел вдаль берега, по которому предстояло идти — на север. С моря катились волны, был лёгкий шторм при ярком солнце.

Северный мол морских ворот Вентспилса с маяком.
14 декабря 2015 г.

Сфотографировав всё, что планировал, я пошел по городу, но по другим улицам. Снега не было в городе даже в воспоминаниях, хотя температура была вполне снежная. Особо порадовал снеговик при входе в детский парк. Город, как всегда, аккуратный. Только улицы пустоваты. Обнаружив пельменную, зашел в неё пообедать. На выбор мне предложили пельмени варёные, но их надо было ждать, и жаренные — сразу. Подумав, что жаренные пельмени будут подобны тому, что готовим мы, я взял те, которые сразу. Их невозможно было есть! Они примерно представляют собой консистенцию лосиных орешков на моховых болотах Латвии. Съев небольшую часть, я оставил это гиблое дело. Зато прямо на автостанции в бистро я поел солянку, и это было, несмотря на очередь, достаточно быстро и в меру сытно.

Рюкзак получился тяжеловатым. около 29 кг., вместе с тем, что подкупил в Вентспилсе (или даже 30!).
Итак, я отошел несколько от автостанции и на маршрутке доехал в Парвенту. Маршрутка остановилась около Т-образного перекрёстка улиц Целтниеку и Талсу. Я вышел на ул. Талсу, и пошёл к морю. Справа меня сначала были дома города, потом свернул налево, за переезд. Мимо нефтяного терминала прошел к морю. И вот — море!
Практически сразу я оказался на высоком берегу. Так называемый берег Сталдзене — по названию посёлка. Это — один из, или самый высокий берег в Латвии. Море шумело: штормило, волны били о крутой обрыв, песчаной полосы в некоторых местах под обрывом просто не было. Итак, я пошел на север, иногда останавливаясь, чтоб сфотографировать прекрасные виды. Собственно, я был уже за пределами города.
Водопад  Сталдзене. Staldzenes ūdenskritums .
Итак, я вышел на водопад Сталдзене, о котором ранее читал в интернете. И которого нет в официальном списке водопадов. Тем не менее, это — ещё один из водопадов некогда Вентспилского района. Очень живописный, интересный водопад. Мне повезло: это — сезонный водопад, и в другое время он почти пересыхает, кроме капель и струй (так же как и, например, водопад около дома Скуйниеки около Глажшкюниса). Но этот раз и ручей был полон, и вода сливалась к подножью обрыва. Хотя латышский ученый Гатис Павилс утверждал, что все водопады, стекающие в море, в Латвии есть только на Видземском побережье, здесь сам водопад низвергался прямо в воды моря: из-за штормов и ветров море подступило к самому подножью обрыва. Сфотографировав водопад, я продолжил путь.
Маяк Бушниеку. Būšnieku bāka.
Следующий мой объект для осмотра был предполагаемый маяк Бушниеку. Некая башня, имеющая конфигурацию то ли церкви, то ли маяка. На латышских сайтах и отчетах в сети он появляется, его даже учитывали, как конкретный объект среди маяков. Я был уверен, что не миную его.
Однако я чуть-чуть опоздал. При мне экскаватор рушил некое строение. Посмотрев, я увидел, что это — именно то, которое было зафиксировано на латышских сайтах (теми «туристами», которых весьма не радовали даже просто встречи с местными жителями, которые говорили по-русски). Итак, это строение рушили прямо на моих глазах. Увидев двух охранников, я не стал фотографировать. (тем более, что перед походом была эта обстановка, приближающаяся к полувоенной, подогреваемая в интернете, когда нац. кадры призывали докладывать даже о появлении «людей в форме, плохо говорящих или не говорящих по-латышски»).
Однако я задержался, подошел и поговорил с гражданскими охранниками в форме — что это такое было? Действительно ли маяк? Оказалось, это никакой не маяк, и не церковь. Это была наблюдательная вышка пограничников Советской армии. Сейчас в ней нет необходимости, и вот — её разрушают. Пока я спокойно говорил с охранниками, ко мне вышел шофер самосвала, в который, как понимаю, сразу должны были везти обломки. Шофер стал говорить вроде как шутя, но более вызывающе, и стал выяснять с тем же вызовом — кто я? Возможно, стукач, исполняющий истерические призывы националистов. Я уклонился от его «шуток», что-то сказав в его же духе, посоветовав держаться за экскаватор, чтоб не унесло ветром, да и охранники настроены были спокойно. Однако делать исторические кадры разрушения «бушниекского маяка» уже не стал.

Итак, мне приходится развенчать миф о «Бушниекском маяке», в огорчение тем, кто его обнаружил и провозгласил.
Водопад Лошупе. Lošupes ūdenskritums.
На карте не было водопада Сталдзене (скорей всего, чтоб по карте его не разобрали на части местные носители «культуры»). Но ясно был обозначен водопад Лошупе. Дойдя до Лошупе, я стал искать водопад. У берега, как обозначено на карте, его вообще не было. Он оказался не на том месте, где был по карте латвийского издательства. Но… наконец, нашел его, в глубине леса — на расстоянии от берега. Это был не водопад, а типичная бобровая плотина. И достаточно высокая: около 1.40 м. высотой. Уже смеркалось. И в тени леса — особенно. Сделав снимки, продолжил путь. Возможно, какой-то водопадик и был раньше, во время составления карты там, где обозначен. Но сейчас — либо разрушен стихией, либо людьми, и просто его на том месте нет, около берега моря.

Побережье Сталдзене в сумерках.
14 декабря 2015 г.

На Сталдзенском водопаде я был примерно 15.15. По плану, в тот день я должен был дойти до речки Яунупе и там заночевать. Примерно в том месте, где были в 2014-м с Наташей. Итак, после Ситалдзене следующий пункт мой был Лиепене, а там — лишь 3 км. до Яунупе. Однако идти по берегу было не так легко! Теперь мне мешали заросли. Временами была тропинка вдоль крутого обрыва. Но иногда тропа уходила «куда-то», и движение замедлялось. Я достал и собрал трекинговые палки: по лесу, по кочкам и кустам с ними передвигаться, особенно в сумерках, было значительно удобнее. В этом месте полоса берега расширилась. Если напротив Сталдзене волны бились к подножию обрыва, при сохраняющейся высоте обрыва, теперь пляж расширился. Там, где легко было спуститься, я вышел к берегу и пошел вдоль.
Пару километров мне удавалось двигаться достаточно легко. Надвинув капюшон от пронзительного холодного ветра, я чувствовал себя хорошо. После 16.00 спустилась темнота. Сзади на уровне моря светились огни Вентспилса — порта, взошел месяц. Небо ещё давало свет с того направления, где за горизонтом находилось где-то там солнце. Под рёв волн я двигался под высоким обрывом (вроде, в районе Сталдзене высота обрывов достигает 19 метров). Временами обходил баррикады стволов деревьев, принесённых ли морем, и наваленных с обрушаемого берега грудами на берегу.
Потом впереди появилась возвышенность… Прямо у воды мне пришлось подняться на выступы породы, не размытой штормовыми волнами моря. Прибой бился об эту возвышенность, захлёстывая породу. Тут тоже были стволы поваленных деревьев. Пройдя совсем немного по этому месту, я понял, что дальше по берегу продвигаться нельзя: передо мной были на берегу то ли выходы торфа, то ли глины, то ли и то и другое вместе. Волны прибоя захлёстывали эти выступы. В довершение на этих тёмных скользких глыбах виднелись стволы-скелеты деревьев, омываемые всплесками волн. Совершенно ясно было, что даже при свете идти по этим скользким глыбам было почти безумием: ноги уже начали скользить по глине. В случае, если я не устою на ногах, то скатываюсь в волнующееся (будем говорить как есть: в бушующее) штормовое море, где в темноте вообще непонятно — какая глубина. Как далеко простирались эти выступы впереди вдоль берега — неизвестно, в почти темноте — не видно.
Надо выбираться наверх. Где?! Хороший вопрос: позади меня несколько километров предельно крутого берега с нависающим козырьком. Впрочем, в пару сотен метров перед тупиком кусок берега обрушился вместе с несколькими соснами, повалившимися на кручу. Иду к ним, по сыплющемуся песку поднимаюсь до небольшого уступа, и стараюсь подняться — там, выше, нависает над головой козырёк дёрна. Здесь становится ясно, что рюкзак (30 кг.) не приспособлен для таких прыжков. Немного разгружаюсь: вынимаю пакет «Карьера» с купленными в Вентспилсе продуктами и ещё некоторыми вещами. Заталкиваю наверх. Получилось. Теперь — одеваю рюкзак, и — вперёд! По одному из трёх стволов таки удаётся подняться, и, пробираясь, то ли продираясь между ветвей, пролезть вверх по стволу.
Козырёк позади.
Некоторое время иду по ночному лесу. Пользуюсь лесными дорогами. Навигатор мобильника (взятого у супруги) немного помогает. Наконец, выхожу на дорогу, параллельную морю, и иду по ней до Лиепене. На хуторах начинают облаивать собаки. В Лиепене я замечаю именно ту точку, перекрёсток, где в прошлом году выходили с супругой к морю в июльском походе. Но… дорогу к морю перегораживает хутор. Обойти? Начинаю искать путь. Где-то здесь должен быть кемпинг. Но что ожидать от хозяев в декабре? Как долго они разберутся, что перед ними — турист, а не диверсант, «вежливый зелёный человечек»? На кого напорюсь и как долго разберёмся? Типа «как пройти в библиотеку?» — в 2 часа ночи? Как отдохнуть в кемпинге? Нет, сейчас меня кемпинг не прельщает! (позже, проходя мимо Микельторниса, я вспомнил посещение кемпинга в сентябре, хозяйку, и понял, что сделал всё наилучшим образом — ночевать за деньги там, где к тебе относятся с неприязнью, нет никакого смысла!) Как оказалось, на навигаторе карта не точная. Только на следующий день, посмотрев бумажную карту, я обнаружил, что в районе Лиепене лес прорезан сеткой просек, которые совсем не отражены на карте навигатора смартфона. Я потерял в ночи время, разбираясь в этой путанице. Впрочем, делал и передышку минут 15-20. Вышел, наконец, на берег и пошел по нему, чтоб дойти до места ночлега. Но… не тут-то было! Вместо знакомой по прошлому году песчаной полосы передо мной была значительно более узкая полоса булыжников и гальки! Идти по ней было — мучение. Рядом накатывались волны моря. Небо едва светилось над тем местом, где за морем находилось солнышко. В море светились огни судов.
Я продвигался по берегу, пока не упёрся в тупик. Опять тупик! Волны моря били в лес. По лесу идти невозможно: здесь были заросли. А по берегу идти было негде!!! И невозможно!!! Не было берега!!! По ночному лесу для продвижения я искал тропы и просеки. Последний этап — поиск речки. По навигатору, как оказалось, продвигался очень медленно по зарослям, пусть и с фонариком. Впрочем, уверен, что сказывалась невыспанность перед выездом. Река Яунупе течет в глубоком понижении. Наконец, я её нашел и встал в уютном сухом месте. Это было около 20.00. Замечу лишь, что лез на кручу обрыва я что-то около 17.00. Включая остановки, чаёвничанье, всего за 3 часа — около 5-6 км., со всеми поворотами и поисками. Но… действительно, берег реки Яунупе был самым лучшим местом для ночлега. Приготовил есть. продукты, купленные в Вентспилсе, не пошли. Не знаю почему. Однако у меня пайки хватало… Позвонив супруге, я улёгся спать. Пройдено расстояние около 13 км. от старта с маршрутки и вдоль берега, и 3 км. — туда, три — обратно в городе до оконечности мола. Мобильник поставил на зарядку, с собой брал power-bank.
15 декабря.
Утро… Хотел выйти пораньше, но не получилось. И около 10 утра вышел в путь. Речка, которую можно было летом 2014-го просто перешагнуть, сейчас была наполнена водой настолько, что можно было идти на каяке! если первоначальный план был — идти вдоль моря, то после вчерашнего многообещающего начала стало ясно, что по берегу ещё неизвестно как можно передвигаться. Ну, а река может быть серьёзным препятствием. Я пошел к тому месту, где через реку проходит лесная дорога.
Дорога была затоплена водой. Первый момент казалось, что реку нельзя перейти, или надо искать завал выше по течению. Но оказалось, что здесь есть пешеходный мостик в виде древнего (с советских времён) замшелого бревна с жердью-перилой. какое-то время иду по дороге. 3 километра от затопленной переправы до посёлка с тем же названием, что и река. Перед посёлком — снова сетка просек. Мне выгоднее было идти по дороге, отмеченной на карте, чтоб потом выйти к дороге, ведущей вдоль моря. Всё-таки изначально план мой — именно берег моря, с фотографиями и пр. Идя по лесу, наткнулся на прогал, впереди меня был забор, вдоль него дорога, ограда на поле за колеёй, вдали — постройки. Но передо мной как-то странно повернутый стоял зак «Приватипашумс» («частная собственность»). Ну и как обходить? Здесь явно юмористы живут: либо знак обращен так, что нельзя заходить за забор, либо поворачивать назад, и идти обратно в лес и кругами идти? Решил пройти как бы вдоль ограды, чтоб потом выйти к виднеющейся дороге правее вышки связи (обозначена на картах). Пройдя краем территории, нашел через пару сотен метров и стал удаляться от прокл… от частной территории. Пройдя по радиусу, вышел на дорогу. Здесь ко мне подъехала машина с хозяином земли. «Зелёного человечка» он во мне не заподозрил, но сердит был, что я не развернулся в районе знака, и не пошел в лес в обратном направлении. На какой-то момент он успокоился, когда я достал карту и стал спрашивать о дороге, видно, не ожидал, что с ним будут говорить как с человеком. Но когда я спросил — как мне выйти в нужном направлении, не нарушая никакой собственности, он что-то заговорил опять неадекватное про то, что у него две большие собаки, которые он может спустить. Я спросил: «По вот этой дороге можно мне пройти?» Он ответил «Да», но далее оказалось, что там пройти нельзя — тропа уводит к вышке связи с забором и оградами. Пока я это осознал, со стороны его хутора раздался лай двух псов. Тем не менее, я обошел тупик, и стал удаляться по дороге, на которую всё-таки вышел. Этот жилец хутора даже не бывает на берегу моря — он не представляет, он мне не верил, что волны могут докатываться до леса.
Мимо заброшенного хутора, я прошел по дороге до моря. В лесу лежал снег, местами. Если по навигатору в этой точке какой-то объект, похожий то ли на остров, то ли на насыпь, в реале такого не было. Главное: в этом месте можно было идти как вдоль берега, так и непосредственно по берегу. Снега здесь не было. Солнце светило, но тепло не было: холодный ветер. Хотя уже ветер был свежий, не штормовой, как накануне.
Тем не менее, через недолгое время солнце исчезло, а волны, похоже, вновь стали шуметь сильнее… Некоторое время — движение по полосе берега. Иногда — вдоль берега по тропам в лесу. Ибо полоса песчаного пляжа временами превращалась в булыжниковую полосу. Места изменились просто радикально — по сравнению с тем, что было в нашем летнем походе 2014 года! Мой путь в данный момент лежал на мыс Овишу. Поскольку маяк мы смотрели с Наташей в прошлом году, сейчас я думал просто обойти его. Идя вдоль берега к мысу Овиши, я наткнулся опять на «тупик» — на самом мысу море било в лес! Там, где полтора года назад мы свободно шли по пляжу, сейчас передо мною был завал стволов деревьев, и волны били в кромку леса. Снова пришлось идти в лес потому, что идти по берегу было не трудно, а невозможно. Видно было, что какое-то время волны моря врывались в лес, сметая ветки, листья, всякую шелуху… Завал из стволов деревьев на изгибе мыса был солидный, простираясь куда-то вдаль, где невозможно было разглядеть дальше.
Тут же в лесу я нашел дорогу, идущую в сторону Овиши. Перед самым посёлком снова свернул в дюны, держа дистанцию от берега. Разглядел, что на берегу много рыболовов. Собственно, у меня не было в планах задерживаться. Самочувствие было не намного лучше, чем вчера. Овиши я обошел, минуя несколько заборов с частной территорией. В целом продвижение получалось не быстрым. Изначально у меня в планах было переночевать на реке Лужупе (недалко от посёлка Лужня). Если на Яунупе я переночевал по плану, то сейчас понимал, что так быстро не выходит, как в планах. Около 15.00 часов я был в месте впадения речки Олдерупите. Собственно, подходя к ней, я шёл по лесу там, где в прошлом году шли с супругой — вдоль берега по тропе в лесу. Тогда мы спасались от грозы. Сейчас — я просто укрывался от пронзительного ветра на побережье.
На лужах сейчас был лёд. Речка Олдерупите сейчас дотекала до моря. Перепрыгнуть её я нашел место. Ещё продвинувшись немного, я встал лагерем, ибо понял, что нет смысла идти до Лужни в темноте. Прошлую ночь нормального лагеря не вышло. Сейчас я просто решил нормально устроиться на отдых, засветло. Сделал это в стороне от моря. В море виден был маяк Ирбенского пролива и огни судов. Со стороны маяка Овишу тучи прорезали вспышки света. Чтоб позвонить домой, приходилось подниматься на высокие дюны — в низинах мобильной связи не было.
Уже около 19.00 я залёг в спальник, и отдыхал. Что-то делал, уже лёжа в спальнике и греясь… Наслаждаясь горизонтальным положением.
16 декабря.
Отдохнуть удалось. И в 9.00 я уже стартовал.
Дорога была по берегу. После Олдерупите берег снова принял вид широкого пляжа. И снова иногда я шел вдоль берега среди дюн. Ибо там не так продувал ветер. На какое-то время солнце стало просвечивать из-за туч, но потом скрылось совсем: было пасмурно. Ветер, похоже, снова стал свежеть. Однако если до Олдерупите, и тем более, до Овиши, западный ветер в упор бил в берег, то теперь дул вдоль берега. и это было не так жестко, как на Балтике. Я шёл вдоль Ирбенского пролива.
Следы живности на песке, пролетающие иногда лебеди, и везде — чайки — вот картина этих мест. Дюны, сосновый лес в стороне… Очень интересная, специфическая и неповторимая картина. Здесь я почувствовал, что изменилась, улучшилась моя скорость. Шлось значительно легче, отдых помог.
Достиг креста, который наблюдали вместе с Наташей. Сейчас я просто отметил, что крест стоит на дюне там, где есть небольшой поворот берега, слабо выраженный мыс. Перекладина креста стала отваливаться, и повисла на одном гвозде вдоль балки.
Перед Лужней я разговорился с рыболовом. Тот приветливо ответил на моё приветствие, когда я проходил мимо, сам разговорился. как он сказал, прогноз на днях не совпадает с тем, что происходит в действительности. Скорость ветра, как сказала ему жена по текущему состоянию — около 9-10 м/с, вместо 3 м/с обещанных в разных прогнозах. Если честно, мне казалось, что ещё сильнее был ветер. Ибо по заливу мы шли на «Таймене» при 11 м/с. А сейчас море плескалось не на шутку.
В районе реки Лужупе была целая группа рыболовов. Немного поговорили с одним. Затем я снял ботинки, и перешел реку босиком. Во всех реках воды было много, очень много! По Лужупе возможен сплав, так же и другие реки превратились в реки, хотя были ручьями. Ещё одну речку (Набельвалкс) босиком я перешел перед посёлком Микельторнис.
Впереди виднелся уже выступ берега в районе впадения Ирбе в море. До него по прямой было около 12 км. Миновал Микельторнис — маяк в стороне от берега прекрасно виден. На берегах Ирбенского пролива хорошо видно, что шторм, хотя и постарался тоже немало, но не разрушил берег так, как на Балтике. Даже маленькие ручьи здесь были полны воды. вспоминая хозяйку кемпинга в Микельторнисе с сентября, я подумал — как хорошо  сделал, что не стал искать кемпинг в Лиепене. Неизвестно — что за ведьма могла мне выйти навстречу там… :)
Если в сухое время есть вероятность переправы через Ирбе прямо в устье (типа вброд по пояс в воде, а, может, и при более низком уровне), сейчас я даже не допускал мысли переправы через неё вброд! Так же исключал вариант переправы по разбитому пешеходному мостику, по которому шли под кирпич с «инструкторами» церкви «Благая весть». Ибо не знал ещё — насколько засветло приду на тот мост, насколько сухие эти гнилые доски моста, насколько будут скользить, если будут покрыты ледком… Только по шоссейному мосту. Напротив заброшенных домов Олмани я свернул с берега вглубь суши. Дома, при рассмотрении, оказались брошенной советской частью. Не только из-за ворот и КПП, но и по тому — насколько упорядоченно построены жилые дома посёлка, хотя выглядели, в целом, как местные дома. Здесь мы проходили в сентябрьском походе с людьми «Благой вести». Однако я пошел не по той дороге, по которой мы шли тогда, а прошел на дорогу ближе к шоссе. По карте она является границей природного парка «Овиши». По ней я и пошел в сторону моста через Ирбе. Впереди увидел двоих лосей, но на большом расстоянии — около 300-400 метров. Пересекли просеку поперёк, скрывшись снова в лесу — я только видел эти массы-силуэты.
По навигатору я срезал угол по лесу и вышел почти прямо к перекрёстку, недалеко от которого был искомый мост. Далее около полутора километров по шоссе — здесь уж ничего не поделаешь. И вот иду по дороге, ведущей к устью Ирбе (а, заодно, и к посёлкам на побережье: слева от меня проплыли мимо дома посёлка Лиелирбе и отдельные дома, а сама дорога вела к посёлку Яунциемс). День окончательно угасал. У штабеля леса я сфотографировал закат, гаснущий в облаках. Река Ирбе была недалеко — я видел её признаки в понижении среди деревьев леса.
К устью Ирбе я вышел в темноте. При приближении к берегу стал слышен рёв волн. Шторм бушевал на море. около получаса я ходил, ища лучшее место для лагеря. Однако лучшим, защищенным от ветра, пришлось признать то самое место, где стояли в сентябре. Далее вдоль берега были ещё «официальные» места стоянок.  Но все они гораздо сильнее продувались ветром. Собственно, я и выбрал место для палатки не на лужке, а непосредственно за деревьями на мху — там было место, укрытое от ветродува. Лучшее место было только там, где нет «официального» места. Но там и костёр пришлось бы разжигать не на кострище…
Расставив палатку, я перекусил, ибо у меня выработался режим — придя на стоянку, я допивал остатки чая, слегка перекусывал, и потом готовил ужин. Позвонил супруге, та пришла в панику, когда я описал обстановку. Пришлось строго выговорить ей, чтоб она успокоилась. Ничего особого! Замечу, что действительно даже при том, что палатка была в понижении, спрятанная за деревьями, в ней явственно был слышен рёв волн, разбивающихся о берег. И прекрасно этот звук передавался через микрофон мобильника. Ничего особого! Даже нет снегопада, даже непонятно — минус или плюс…
Потом пошёл готовить себе ужин. Дрова я нашел легко у стоянок (там был запас дров, я выбрал самые лучшие, ещё во время обхода берега по прибытию). Напротив меня была песчаная коса, отделяющая русло реки от моря. сейчас там творилось что-то невообразимое: в темноте просто видно было, как там, где был песок, сейчас бурлит вода волн. Сплошное движение воды…
За ходовой день пройдено около 26 км. К сожалению, так и не осмотрел батарей береговых орудий около Лужни (в районе устья речки Лужупе). Просто из-за того, что сбился график. Т.е. я стал нагонять запланированный график движения, но не смог посмотреть батарей.
17 декабря.
Признаюсь, окрылённый вчерашним успехом, в тот день несколько расслабился с утра, и не вышел в запланированное время, а только около 10.00. Ибо как легко накануне вышел подъём и старт, так сейчас казалось, что соберусь легко.
С утра шторм утих. Коса была чиста, трудно было представить, что там вчера на ней в темноте при слабом свете что-то бурлило! Но накануне меня волновало, чтоб вода в реке была пресной, не смешанная с морской. Однако вверх по течению идти не пришлось, вода у моего берега была нормальной.
С утра появилась лодка-моторка, выходя из Ирбе в море. Люди работали. Итак, я стартовал на свой четвёртый день пути. Здесь уже берега ясно сформировались как берега Ирбенского пролива, а не открытого моря, Балтики. Серые тучи, ветер всё-таки задувал, но это уже не сравнимо с предыдущим днём. Ритм движения стал привычным. Единственный ручей, который я не заметил — обозначенный на карте напротив Яунциеса Набальгравис.
Плотный песок, идти легко…
Снова брод: переходил через поток Киканс (Ķikans — произносится как «Тиканс», в него сливаются, или проведены окрестные ручьи и речки). По нему так же можно было при таком уровне идти, сплавляться на лодке. Естественно, у слияния с морем глубина меньше, и можно перейти вброд.
Шторма здесь разбили холмы и прибрежный невысокий дюнный вал. Дюнные ивы были обнажены и светились яркими красными красками. Следующий мой пункт был — маяк Сикрагс. Дойдя по берегу до соответствующего места, я встал в лесу. Но маяка не мог найти. Так же пытаясь зайти вглубь леса, не видел его признаков, а натыкался на дома, где уже меня начали облаивать собаки. Был бы второй человек — оставил бы рюкзак, и сходил бы просто по дорогам до маяка. Однако понимал, что быстро передвигаться с рюкзаком по посёлку, да ещё и привлекая внимание, мне не стоит! Решил, что вернусь посмотреть маяк как-то на машине, или налегке. Потеряв некоторое время, вынужден был бросить это занятие.
Вернулся на берег , где напротив предполагаемого маяка в воде был полувыброшенный на мелководье зелёный бакен. И — снова вдоль по берегу!
Где-то я осознавал, что снова переходить вброд мне нежелательно: как бы почувствовал, что силы ограничены, лучше лишний раз не купаться. И перед Мазирбе свернул в направлении мостика, вглубь суши, при том, что сама река, её устье, уже было видно издалека.
Мазирбе.
Итак, я — в Мазирбе. Место, где мы были с Наташей, когда в 2006 ездили на Колку, начав путешествия после долгого перерыва. Домов достаточно много, рассеяны по окрестностям дворы. Виден некий дом культуры. Как понимаю по информации в сети автовокзала Риги, автобус на Ригу идёт именно отсюда. Именно Мазирбе связана с Ригой регулярным автобусным сообщением. Собственно, Мазирбе — один из крупных посёлков так называемых Ливских рыболовецких посёлков — посёлков, рассеянных по берегу в районе заповедника Слитере. Здесь, в Мазирбе, же находится некий рыбоконсервный цех или что-то подобное, около которого мы видели аиста, пасшегося около жилья. Сейчас я ориентируясь по карте и навигатору, отправился в сторону моря — здесь даже есть указатели.
Кладбище лодок.
Поскольку мой маршрут пролегал около местной достопримечательности, я заскочил на кладбище лодок. Звучит громко и поэтически, но реально не так уж и внушительно. Какие-то из старых судёнышек уже развалились так, что там выросли деревья, в середине корпуса, а какие-то — достаточно крупные, так, одно — с русскими названием «Мазирбе». Будто здесь, вместе с судном, похоронено старое селение Мазирбе. И придумана романтическая версия «кладбища лодок», пустить пыль в глаза, изобразить красиво вымирание. Конечно, печальная символика, в свете вымирания Латвии. Пришел я на кладбище лодок и Мазирбе в 14.15.
После кладбища лодок я направился к морю, чтоб продолжить мой путь. Весело виляя хвостом и лая, ко мне нёсся черный пёс. Типа лайки. Когда я присел, собака (девочка), примчалась ко мне и облизала всё лицо. Далее она следовала за мною, как за хозяином, гордая нашей дружбой. Выглядела породистой. Хорошая такая лайка.
Кошрагс.
После Мазирбе впереди виднелся посёлок Кошрагс. Точнее: виднелся не сам посёлок, но мол из деревянных свай, вдающийся в море в месте посёлка. Поскольку впереди была ещё одна речка — Питрагсупе, мне надо было обходить и её через мост в посёлке Питрагс. а выйти на дорогу к этому мосту надо было именно в Кошраге. Собака верно следовала за мной. Увидев пожилого крепкого мужчину, стоящего на возвышении берега, я подошел к нему и спросил — как быть с собакой? Вроде, местная, а следует за мной, как за хозяином, как мне с ней быть — может, захочет ехать со мной и дальше, ко мне домой? Мужчина ответил, что всё в порядке, собака походит со мной и вернётся. И добавил, что это собака из Мазирбе, местного инспектора заповедника… Да, этого ещё не хватало! Если у собаки какой-то чип, её передвижение можно проследить, а, значит, и тех, кого она сопровождает — такая мысль мне пришла… Однако разговорились с этим мужчиной. И он повёл меня на ту дорогу, которая должна была вывести на Питрагс. Он повёл меня в частную территорию (вероятно, его участка), так что я спросил: «А мне можно? :) «, на что тот ответил покладисто: «Со мной — можно!» Распрощавшись с тем мужчиной, и поблагодарив его, отправился далее. В Кошраге поздоровался с группой местных женщин и мужчиной с ними — лет по 60 все. Они приветливо поздоровались со мной, как со своим. Но разговаривать, беседовать с ними у меня не было времени. К моему собаку присоединились ещё местные полканы, но из них остался один светлый, который и сопровождал мою спутницу. Когда в лесу тот стал пристраиваться к ней, та конкретно огрызнулась, но окончательно не прогнала его, и со мной следовали в сопровождении две собаки.
15.30 я переходил мост в районе Питрага. В 15.45 выходил на берег моря. Сфотографировал маленькую церковь христиан-баптистов в Питраге. Даже стало интересно: какой жизнью здесь живут христиане? Чем дышат?
На берегу в Питраге двое мужчин возились с трактором — работая с лодкой. Их сопровождали два крупных пса. На всякий случай я спросил у них — как здесь относятся к туристам, нет ли опасности при посещении заповедника? Ибо информация о том, что со мной бежит собака местного инспектора, особо не воодушевляла. Те сказали мне, что в декабре никто к туристам особых претензий не предъявит. Пока мы разговаривали, держали своих собак под ошейники. Моя четвероногая команда так же от собак держала дистанцию. Тем не менее, уже при встрече с рыбаками спускались сумерки. Зная, что собаки плохо видят в темноте, я задумался, что они могут и дальше идти со мной. Даже прикинул — чем буду их кормить, если те останутся ночевать — не морить же голодом животных! Продовольствия у меня было с небольшим избытком, так что скотинка голодной бы не осталась бы… :) (по пути по берегу сделал ещё передышку на берегу, при которой оба четвероногих друга, убежавшие по берегу вперёд, вернулись ко мне и сидели рядом; именно там я выговорил им, что пора домой. Они, судя по умным мордам, всё поняли, но не повернули назад :) )
Иногда шёл мелкий дождик. Сумерки спускались всё властнее… Я выговорил собакам, объяснив, что со мной им делать нечего… Моя черная повиляла хвостом — было видно, что понимает что-то , но не оставила меня, продолжая следовать. Белый её кавалер следовал за подругой… сумерки сгущались. Ещё 15 минут — и будет темно! Тогда я строго выговорил собаке, показывая рукой в направлении её дома. Тогда она поняла, что с ней говорят строго и побежала домой. Спокойно, послушно. Её кавалер — за ней…
Итак, я остался один на пустынном пляже. На максимальном ИСО1600 выдержку ещё какое-то время выдавало 1/6, затем просто не стал снимать.
По плану у меня был навигационный знак Саунагс (Вайде). Однако становилось ясно, что засветло я его не достигаю. Вот она, задержка утром! Кстати, в темноте я его различил и разглядел! Достиг его я в 16.50, т.е. двигался со средней скоростью 4 км/ч.  Однако о фотографировании не могло быть никакой речи! Итак, фото для сайта маяка (вернее, навигационного знака) Саунагс будет позже.. Когда-нибудь… Если живы будем, и Бог позволит…
Итак, я двигался в направлении Колки. Задача — то место, где мы с Наташей останавливались в августе 2015, посещение Колки после окончания моей работы в «Элкоре». Тогда мы не дошли немного до ручья, обозначенного на карте как Вецрочупе. Не дошли из-за народа, собранного в том месте (ибо вода у нас была с собой, мы хотели просто уединиться в тиши).
Сейчас для меня было важно: как я могу переправиться через этот ручей? Если безымянные ручьи наполнены водой, как быть с этой речкой, на которой даже есть водохранилища? Стал покрапывать дождь, затем стал усиливаться. В 17.30 я достиг ручья. На удивление, он оказался ничтожным — как те ручейки, которые текли на месте летом сухих русел. Просто перешагнул и всё. Тут же стал искать место для палатки. В дюнах нашел нужную ложбину, в понижении, на удалении от моря, и встал. Расставил палатку, юркнул в неё — и дождь стал барабанить по тенту сильнее и сильнее! Только под дождём пришлось идти за водой, когда подкрепился остатками чая из термоса. Ни о каком сборе дров речи в тот вечер и не шло! Я просто поставил газовую горелку и приготовил на ней ужин. Тушенка, которая сверху банки была «мясной», внутри, на 1/2 объёма, представляла собой жир. Так что, думаю, собакам было бы что дать, с гречкой напополам…
Дождь барабанит по тенту… Я отдыхаю. Эти ранние осенние вечера, короткий световой день — дают свою специфику.
Впереди меня, примерно в 6 километрах, находится Колка. Я прикидывал мои возможности: завтра последний день похода. Дойти ли до Колки или, как ранее хотел, до Мелнсила? Ибо в ноябре 2014-го, вместе с ребятами из «Европейского клуба путешественников» мы шли от Мелнсила до Рои. Как бы хотелось замкнуть цепочку! Около половины пятого через Колку идёт автобус из Мазирбе. Около полпервого — идет автобус Колка — Рига. На какой успеть? Здесь до Колки идти, даже с нагрузкой, и с «отвлекающими факторами» (т.е. со скоростью около 4, а не 6 км/ч) около 1,5 — 2 часов до самой остановки. Выйти в 10 и идти на автобус? Или до Мелнсила? Но тогда сколько ждать придётся до следующего автобуса!
Решил: утро вечера мудренее. И стал отдыхать.
За день пройдено около 26 км.

Вообще, навигатором именно на расстояние я не пользовался — как из-за того, что недостаточно точный, так и из-за того, что таковой жрёт энергию весьма много…
18 июля.
Проснулся я в 4.40 Сходил по маленькому в туалет (под проливным дождём). Залёг обратно в спальник. И тут… Вдруг меня осенило: я же не сплю! И вполне готов к сражению! Проблема с тем, что просплю-не просплю, решилась сама собой: в 5.00 я встал и стал собираться. Готовить завтрак, и сворачивать все вещи. Собственно, если ещё какое-то время назад, до Курземе-2014, я упаковывал палатку внутрь рюкзака, то теперь уже пришел к тому, что палатка крепилась снаружи рюкзака, на боковых стяжках… Итак, всё упаковано под шум ветра и волн… Остаётся только свернуть палатку… В 6.55 утра я делаю рывок, и выпрыгиваю на улицу! Дождя нет!
Быстро свернув палатку, я отправляюсь в мой последний дневной переход.
Мерный шум волн. Глаз человека ориентируется в этом мире слабых светов ночи  (фонарь я потушил с упаковкой палатки). Но пока что аппаратура моя не берёт фото ночного берега. Мимо проплывают высокие берега — здесь, перед Колкой, всё же береговой вал достаточно высокий, примерно с 3-этажный дом высотой.
Постепенно светает. Впереди виден в море маяк Колка.
Пытаюсь фотографировать береговой вал в 7.55 утра, но при ИСО 1600, диафрагме ф3.4 приходится снимать на выдержке 8 секунд. Всё равно качество — почти никакое. Нет времени играть с экспозициями… При приближении к Колке дюны ниже. Появляется какая-то машина на пляже, едущая навстречу. По вышеизложенным причинам я не стал встречаться с ней, просто присев и отдохнув в дюнах. Ибо даже если встреча будет в мире, то лишняя задержка — что да как, откуда? А много ли наловил? — мне в этот момент ни к чему.
Смотрю — что за «природная» тропа около Колки?, как показывают указатели, но потом бросаю это дело, понимая, что только зря теряю время.
Итак, в 9.05 утра я завершаю перекус с чайком около смотровой башни на Колке. Впереди — посёлок. А, точнее, городок. Иду по центральной улице. Иногда снова накрапывал дождь. Собственно, я срезал угол полуострова Колка. Ведь мне всё равно надо было обходить порт Колки. И делать лишнюю петлю туда, где мы летом ходили с супругой, я не хотел. Так что именно напротив смотровой башни я срезал этот угол и пошел по городку. Когда миновал городок, последние дома, я пошел напрямую по лесу и снова вышел к берегу.
Рижский залив.
Итак, я оказался на берегу Рижского залива. Если даже на самом мысе Колка видна разница вод Ирбенского пролива, Балтики, и залива, то там, куда я вышел, особенно ясно было видно, что я — в другом миру, нежели Балтика! Очень узкий песчаный пляж, деревья около самой воды. Но не потому, что море наступает, а потому, что деревья могут расти у воды — без опасения, что будут размыты и унесены стихией! И — тишина! Эта тихая вода — то, что резко отличало от Балтики воды залива! Если по сравнению с открытым морем Ирбенский пролив казался в целом тихим, то теперь передо мной была вода, резко отличающаяся тишиной от Ирбенского пролива.
Думаю, окончательно могут дать ясность об отличии этих водоёмов только фото и видео…
Итак, я двигался по этому интересному берегу, заросшему лесом, так отличающимся от Балтики. Другие кусты, деревья… мыс Колка и пристань — едва просматривались в тумане. Так же и впереди видимость была около 1,5 км. из-за тумана.
И в этот  день было тепло! Сначала я не понимал — в чем дело, когда парился со своим шарфом. Сначала думал, что это — просто из-за отсутствия ветра. Но потом понял, что сейчас значительно теплее! Когда посмотрел в мобильнике прогноз, то температура была +5!
Во время одной остановки для фотографирования увидел лисицу. Пока я снимал вид на Колку, теряющуюся в тумане, она за моей спиной вышла на берег и, наверно, наблюдала за мной — чем хорошим можно поживиться? Но я оглянулся, и та убежала…
Итак, движение по закругляющемуся берегу залива. Кое-где островки озёрного тростника на островках корневищ, возможно, действительно принесённые из рек страны. Затем, после какого-то участка, лес стал приближаться к самой воде. Так, что просто входил в воду.  Приходилось обходить по лесу. А, значит, терять время. Следя за моим продвижением по навигатору, я шел к своей сегодняшней цели — Мелнсилу. То быстрее, то медленнее. Иногда — по лесу. Иногда — обстановка на берегу позволяла продвигаться непосредственно по полосе песка. Стволы поваленных деревьев иногда преграждали путь. Замечу лишь, что продвижение было куда интересней, чем писать об этом. Этот примерно десяток километров по берегу как бы сделался заключением, логическим завершением моего 5-дневного и 4-суточного похода. Снова берег стал повышаться, и возвышенности стали приближаться снова к берегу. Появились белые мхи на этих поросших дюнной растительностью холмах. Т.е. иная, «тёплоклиматическая» флора была только за самим мысом Колка несколько километров, а далее — снова возвышенности, белые мхи и лишайники среди хвойных лесов. Снова дорогу пересекают ручьи. Незадолго до Мелнсила я прошел посёлок Айзкланы. Впрочем, где-то не так далеко было слышно и шоссе — оно проходит вдоль берега. Так же встречал какие-то заброшенные дома. Кто-то бросил дома, а кому-то негде жить…
При приближении к Мелнсилу с расстояния видны сауны типа «бочек», находящиеся на искусственном бережке. Здесь я хотел найти ещё один маяк, упоминаемый в литературе. Если два маяка упустил, то хоть здесь найду! Около 12.00 я уже приближался к Мелнсилу. Собственно, на фотографирование маяка должно было уйти совсем немного времени.
И вот я поднимаюсь на холм, где находится искомый объект. Вместо обозначенного на карте маяка я вижу самую обычную, классическую водонапорную башню! Трудно представить, что наверху могла бы быть маячная круглая будка, латерна. Думаю, её всё-таки не было. Другой разговор — сам маяк мог бы использоваться местными как ориентир при движении по заливу. Но маяком его назвать проблематично = видны были характерные детали конструкции именно водонапорной башни. Сфотографировав её, я осмотрелся: внизу, под склоном у башни, протекал ручей. Я сразу же прикинул: неплохо было сделать здесь небольшую плотинку, искусственный водопадик, в долине ручья — прекрасный парк отдыха! На башне — смотровая площадка с видом на залив. Но.. мечтать не вредно!
Спускаюсь с холма, на котором стоит эта, совсем заброшенная, водонапорная башня, и иду к остановке.
Вот и остановка: посёлок небольшой, искать не надо. Пытаюсь спросить у встреченной бабули — была ли башня когда-то маяком. Но та делает вид, что не понимает, или действительно не понимает, до неё не доходит смысл, из-за того, что разум привязан к каким-то категориям иным, и сам вопрос не вмещается. Но в её глазах горит враждебность. Лишь потом, когда она видит, что я не соответствую той картине, из-за которой вспыхнула эта враждебность, она меняется в лице: и враждебность меняется на этакое самодовольство тем, что её непонимание — очень удобная вещь, чтоб не общаться с тем, кто говорит с акцентом, такая маска деревенского непонимающего холопа, простолюдина. Вся эта гамма гадостных эмоций промелькнула передо мной в несколько секунд…  Я махаю рукой, разворачиваюсь, и иду к остановке.
Ни в коем случае не хочу задеть чью-то национальную гордость. Вспоминаю эти доброжелательные лица пожилых людей Ливских поселений… Они здоровались со мной, как со своим, тот мужчина-труженник показал мне дорогу… Спасибо, друзья!
На часах — половина первого. Более получаса до автобуса! Переодеваю чистую рубаху. Меняю куртку на цивильную. Допиваю остаток чая и съедаю оставшийся сникерс. Спокойно жду…
Пройдено за этот, последний календарный день, около 19 км. (20? — точнее не могу сказать). Итого — 97 км.непосредственно на маршруте с рюкзаком. Точно сказать невозможно: первый день был был с зигзагами поисков дороги. Допустим, пусть будет так, как есть: 13+13+26+26+19=97 км. И +6 км., или больше по городу налегке. Чуть больше 100 км.
Поход соло закончен.
В автобусе осмысливаю всё происходящее. Как бы взглянул на мир другими глазами. Да, это естественно… Только в тот момент я понял, что появилось отвращение к фейсбуку, как если бы предложили пить сивушную самогонку, смешанную с мочой… И я не стал входить туда, хотя в автобусе был вай-фай.
Наверно, это самое лучшее переживание — когда ехал в автобусе, и как бы был с самим собой, наблюдая самого себя, не только после этих четырех суток, но нечто гораздо больше…
Видео на майл.ру.