2015 май ПВД Сплав, среднее течение реки Гауя. Робежкалнс — Гауйиена. Латвия.

 Верхнее-среднее течение Гауи. 2015 г., 3-7 мая.

Предыстория.

Гауя, фото с места нашего ночлега ниже Пилскалнес ГЭС 6 мая 2015
Среднее течение, или даже верхнее. До устья — около 319,5 км.

Поход планировался на майские праздники, как соответствующий требованиям 1 к.с. Однако по ходу событий был превращен почти в поход-отдых, ПВД. Если изначальный план был пойти на реки бассейна озера Буртниекс, со сплавом по р. Салаца, то позже, по мере отказа трех (и даже четырех!) человек, изначально собиравшихся идти в поход, воспользовались вдвоём с Наташей ранее рассматриваемым запасным вариантом — маршрутом по верхнему течению реки Гауя.
Гауя — это название знакомо всем в Латвии. Считается самой живописной, и самой популярной рекой для водных походов среди самых разных слоёв населения республики. Для самых непосвященных, для самых неопытных Гауя — самая популярная река. Даже те, кто не ходили, и не пойдут в походы по воде, всё равно знают про Гаую. Этим названием именуется самый популярный национальный парк в Латвии. Река, знаменитая своими прекрасными пейзажами, утёсами красного латвийского песчаника, высокими берегами, туристическими центрами государственного и частного туризма, историческими местами, известна как в Прибалтике, так и была ранее известна по территории бывшего Союза.
Однако для опытных туристов-водников, для самодеятельных путешественников Гауя не представляет такого интереса, такого же, как для непосвященных и не испытавших быстрой воды. Для опытных туристов-водников Гауя представляет собой стоячий водоём, движение по которому можно назвать ёмким словом — «пахаловка». Сравнительно слабое течение при широких плёсах и весьма редких перекатах лишает водников такого переживания, как соединение со стихией в движущемся потоке воды, в течении. Есть ещё один фактор. Коммерциализация туризма последних лет, когда при приставании к берегу к тебе бежит местный Остап Бендер с требованием платить за причаливание (сам особо не разбирающийся в законах собственной республики), отпугивает многих любителей природы, любителей мира и покоя девственного создания, коей Гауя была не так уж давно… Для знакомства с рекой, с движением по водной поверхности, для того, чтоб полюбоваться прекрасными утёсами и пейзажами Гауя была и остаётся собой. Так же протяженность реки ещё в советское время позволяла оформлять как 1 категорию сложности, так и в связке со стремительной Аматой весной — 2 категорию сложности водного туризма.
Просто отмечу, что Гауя между Валмиерой и Сигулдой красива, вполне подходит для походов неопытным туристам. И мы были там не раз, возможно, что побываем ещё. Но на этот раз мы пожелали сходить туда, куда туристы-водники не так часто ходят. В те места, которые малоизвестны для непосвященных. Мы пошли в среднее, и даже , скорей, верхнее течение этой замечательной реки Латвии… Туда, где Гауя течет с Видземской возвышенности, ещё не набрав широту и глубину, ещё сохраняя скорость течения.

Гауя в верховьях, на участке между двух ГЭС. Фото сделано в этом походе с автобуса, по пути туда. Такой она выглядит с шоссе Смилтене — Гулбене. Воды более, чем достаточно. Если бы не знания из интернета и из карт о том, что далее нам предстоит несколько обносов, а по пути ожидают изрытые сухие русла каналов, смело шли бы отсюда, либо даже от Таурене!
Место: между Гауяс ГЭС и Лацитес ГЭС. Возможно, уровень высокий за счет того, что держится весенний уровень.

Изучив доступные лоции и описания, мы заметили, что на этих верхних участках есть чувствительный уклон реки, и доломитовые породы, по которым река, стекая, образует пороги. (Пороги Сикшню) Так же мой знакомый турист-водник Янис весьма рекламировал эти участки Гауи, как порожистые и интересные для сплава. Особенно перед мостом в Виреши (Vireši), что и есть участок, где находятся пороги Сикшню. Вот и мы и пожелали сами сходить в те замечательные места, где Гауя ещё не спускается на равнину. Изначально планировалось дойти до Стренчи или даже ниже по течению, и закончить сплав в городе, по которому проходит железная дорога или регулярное автобусное сообщение.
В интернете есть информация, что выше Велены нет смысла идти по Гауе — река изуродована человеческой деятельность так, что похожа на канаву, вырытую искусственно.
Итак, видео о походе:

Старт. 3 мая.
2 мая я завершил работу. После рабочих смен, к сожалению, испытываю «отходняк», как ни на одном из рабочих мест, испытанных за последние 17 лет. Хотя в предыдущие выходные и подготовил снаряжение, но накануне запланированного раннего выезда 3 мая, как оказалось, никак не мог перестроиться, прийти в себя от ступорного послерабочего состояния. Так, байдарка была приготовлена из расчета, что поедем на поезде, дизелем. Сейчас хватились, что в багажник автобуса вместить именно эту байдарку будет проблематично. Стал связываться с друзьями, которые могли бы помочь с заброской на маршрут на своих машинах. Но… поздновато. Люди уже сами запланировали свои мероприятия (в том числе и сплавы!). В 2.20 мы с Наташей легли спать, решив, что утро вечера мудренее. Утром, встав, перепаковали вещи, взяв походным судном старый добрый «Таймень-2″. Правда, на автобус отходящий в 8.30, не успели однозначно! Поехали на 16.45. Вот что значит «отходняк» после работы: прийти в себя, чтоб принять нормальное решение, отдохнуть разумом — требует времени. До того мысль вертится, как загнанная в клетке…
Но вот мы добрались до автовокзала. Билет купил в автобусе — договорились с шоферами о высадке, заплатив на одну остановку дальше.

Церковь в местечке Велена. (Velēna)
На удивление, увидели из автобуса немало людей около дороги. Но собирать лодку в н.п. не хотели. Да и проехали ближе к следующей ГЭС, полагая, что это облегчит нам дальнейшее продвижение (обнос рюкзаков, а не готовой лодки; на самом деле получилось иначе)

Нас высадили после местечка Велена (Velēna), недалеко от ГЭС, около 20.00, точнее — у остановки автобусов «Робежниекс». Сходив на разведку, решил: не тащить вещи ниже ГЭС, но собирать лодку на удобной поляне около воды водохранилища, и затем переносить ГЭС, пройти чуть дальше по течению и встать лагерем ниже, где по спутнику на левом берегу был лес.

Pilskalnes HES. Водохранилище Пилскалнской ГЭС в закатных лучах с места нашего старта (стапеля)
Видны рыболовы на том берегу.

Наше местоположение на старте…
Что это за такая река — Гожа? Знаете? То-то же! А мы по ней поедем!

Разведка, перенос вещей — заняли хоть какое, но вечером заметное время.

Фото с высокого берега на пруд Пилскалнской ГЭС во время моей разведки (пока Наташа была на остановке с вещами) 3 мая 2015. По дороге меня облаивала собака с хутора на этом же берегу. Поэтому и задерживаться на месте старта не хотели.

21.36 мы были на воде. По  акватории водохранилища прошли метров 400. Восходила полная луна.

Старт на водохранилище Пилскалнской ГЭС
3 мая 2015.

Ещё с воды увидел большой костёр на высоком берегу над ГЭС. Когда мы завершили обнос, стало резко темнеть. Я ожидал, что хотя бы 10-15 минут будут сравнительно светлыми — ровно столько, чтоб уйти по течению по реке. Однако стемнело так, что движение по реке могло бы представлять опасность, что усугублялось и тем, что долина реки сравнительно глубока, в тени.

Pilskalnes HES. Пилскалнская ГЭС. Вечереет. 3 мая 2015 г.
Фото во время обноса, на ходу.

Восходящая луна не освещала реку, но в тот момент, наоборот, давала тень на долину Гауи. Я сбегал на высокий берег — договориться с хозяевами земли, ибо какой-то домик, типа летнего, или бани, был недалеко от реки. Костёр горел, возле него никого не было. В стороне был хутор, в прямой видимости. Сделал шаги к нему — залаяла собака. Свет горел в том доме поодаль, никто не вышел. Темнело дальше… Представив, что в темноте хозяину будет трудно врубиться — кто приехал, на чем, сколько с него взять, разрешать или не разрешать…, представив эту разбираловку, решили тихо стать лагерем, чтоб утром мирно уйти. В «причальной зоне» у берега мы имели право остановиться по закону. Встали там, где не хлюпало под ногами — ибо Наташа уже провалилась в яму на мокром берегу. Будильник был на 6.00. Приготовили в палатке суп на горелке, поели. В 23.05 я вышел на берег — сделал прекрасные кадры восходящей луны.

Pilskalnes HES. Восход луны над Гауей. Пилскалнская ГЭС. 3 мая 2015, 23.05

Около 24.00, выйдя в последний раз на улицу, обнаружил, что лодка покрыта слоем льда, а на земле под ногами скрипит иней. По воде полз туман.
В 2.10 мы были разбужены собачьим лаем. Собака лаяла изо всех сил, пытаясь прогнать нас, как понимаю -  нарушителей границ. Лаяла, забегая со всех сторон. Замолкала, потом внезапно громко начинала лаять с неожиданной стороны. Эта какофония продолжалась до 3 часов ночи ровно. Мы не знали — что делать. Если выйдем — бросится ли она на нас? Как действовать? Но стенки палатки для неё казались непреодолимым препятствием, она старалась нас вынудить выйти наружу. Мы оставались внутри. Животное прогоняло нарушителей каких-то ему известных условных границ. Мы не собирались никуда уходить в это время. Будет утро, и мы уйдём. Но мы — люди, в ночь уходить не собираемся. Мы и рады бы были, но один только сбор потребует немало времени. И у нас есть лодка…. На которой по ночной незнакомой реке мы ни за что не пойдём!
В 3 часа ровно собака исчезла. Ещё какое-то время не могли заснуть и прийти в себя. Что ожидать от животного? Что ожидать от хозяина? Местные порой  слабо понимают что такое «причальная зона». Им кажется, что частная территория — это место, где могут творить любой произвол, и любое беззаконие. И в 5 утра собака снова начала свою мерзкую «работу». Под конец, правда, стало слышно — как она после очередной «трели» стала повизгивать, поскуливая, как бы уже не пытаясь более проявлять агрессии, а как бы сама устав, хотела мира и покоя, как бы говоря: «ну я же так стараюсь! Ну сделайте что-то!». Примерно в 5.45 она снова исчезла. в 6.00 зазвенел будильник. Мы вышли на берег. Когда проходили, увидели собаку. Молодой пёс, овчарка, стоял в стороне, и наблюдал за нами. Он, похоже, сам устал. Как заметили, его пыл за ночь исчез. Пока мы ходили к кустам, услышали как пришел хозяин и увёл его, расхваливая за хорошую работу. Хотел пару ласковых слов сказать этому хозяину-животному. Но тот исчез, считая, что добился своего — испортил нам ночь. Идти на хутор что-то объяснять было абсолютно бессмысленно. Пусть остаётся со своим проклятым гостеприимством усталым путникам, и пусть ему же на голову Всевышний обратит в своё время! И после этого они заявляют, что с ними как-то несправедливо поступали в исторические времена? А чего же они достойны?

Гауя с места нашего первого ночлега на реке.
Виден шумящий ниже по течению перекат. Перекат не ахти какой, но в темноте идти вперёд было почти безумием. Так же и утром густой туман, развеявшийся только между 8.20 и 8.45 скрывал то, что видно даже в 100 метрах.

Постепенно, часам к 8 утра, стал таять иней на траве. Но река была укутана густым туманом — таким, что идти по реке было неразумно. Тем более при том, что впереди в тумане шумел перекат.
Кстати: можно было вечером устроиться лагерем далее, пройдя метров 100 по берегу. Но в темноте мы этого не видели. Да и берег у воды хлюпал водой. Наташа и так промочила ноги. Однако можно было удалиться от строений частной территории. Правда, не факт, что собака не посчитала бы это своей территорией, и не факт, что хозяин не послал бы собаку (даже не выходя из дома) — не разбираясь — где же остановились пришельцы.
4 мая.
В 8.20 мы всё-таки позволили себе поспать минут 20. После этого солнце таки показалось, и рассеяло туман. Примерно в 10.30 были на воде. От Пилскалнской ГЭС до следующей, Синольской ГЭС, примерно 2 километра. Свежий воздух немного взбодрил нас. Погода радовала. Появившееся вначале течение быстро сменилось тихой гладью пруда. На ГЭС я сходил на разведку обноса.

Sinoles HES. Синольская ГЭС. 6 мая 2015
Sinoles HES.

 

Sinoles HES. Синольская ГЭС. Хозяйственная старая постройка. Непосредственно ГЭС — на другой стороне.

Sinoles HES. Синольская ГЭС.

Разговорился с приветливым работником ГЭС, Янисом, возрастом наших лет. Он

Синольская ГЭС. 6 мая 2015
Вид здания с торца. Такое старое строение из полевых камней. Под ним скрывается и сама электростанция.
Sinoles HES.

даже предложил помощь в обносе. Правда, помог лишь самый последний этап, когда мы с Наташей вынесли из-за дома лодку. Но тут же пригласил посмотреть своё хозяйство — небольшой зал электростанции. Мы с интересом тут же поспешили увидеть внутренность электростанции. Само помещение элктростанции очень мало по сравнению с громадным старым амбаром из полевых камней, к которому помещение механизма ГЭС примыкает.

Синольская ГЭС. 6 мая 2015
Наташа в машинном зале электростанции.
Sinoles HES.

Синольская ГЭС. 6 мая 2015
Машинный зал электростанции. Само помещение очень маленькое — по сравнению со зданием громадного амбара, к которому примыкает машинное отделение.
Sinoles HES.

Наташа с трудом перенесла гул машины. Я стал ей советовать держать рот открытым, чтоб давление на уши не было таким сильным. Янис, смеясь, добавил: «Да, точно так же, как при запуске ракеты! Я служил во флоте, помню всё это!»
Янис так же рассказал, что туристы-сплавщики здесь бывают. Были из Англии, были из Финляндии. (потом я задумался: интересно, а латыши хоть путешествуют здесь?)

Утка — гоголь.
Река Гауя, 4 мая 2015 г.

Распрощавшись с радушным Янисом, пошли далее.

4 мая 2015, Гауя. После обноса Синольской ГЭС.

Наверно, самые интересные места на Гауе были здесь, после Синольской ГЭС. Река поворачивала, на перекатах были камни, требовавшие постоянного сосредоточения и маневров. Так продолжалось несколько километров, пока река не успокаивается в тиши нового пруда. Всего около 5 км. от непосредственно Синольской ГЭС — до следующей, и последней ГЭС на Гауе. Название — вроде, Паидерская ГЭС.

Дорогу нам перегораживает плотина Паидерской ГЭС.
Самая широкая и , наверно, самая низкая плотина из всех пройденных.
4 мая 2015.

Хотя Янис советовал идти по левой протоке, я сходил на разведку, потеряв время, но не зря: левая протока, с плотины, была мелководной настолько, что лодку пришлось бы тащить на руках по мели и камням несколько сот метров.

Paideru HES-a aizprosts. Запруда Паидерской ГЭС.
4 мая 2015. Мы пристали чтоб обносить там, где советовали местные — с левого берега, где обнос должен быть коротким. Однако это фото я сделал, сходив в разведку и не зря: левая протока (после запруды) мелководна, и несколько сот метров по ней пришлось бы тащить лодку по камням и мелям буквально на руках.Потеряв время на разведку, и поговорив с местным рабочим, увидел то, что планировал до похода, разглядывая карты спутника: правый канал, идущий на ГЭС удобнее для прохождения и обноса, чем левый.

Решили идти по каналу, ведущему к самой ГЭС — в разведке я уже убедился, что обносить с этого канала в Гаую, в конец левой протоки куда удобнее — в том месте, где начинается старинная аллея перед домом ГЭС (около мостика перед началом аллеи). Пока ели суп из термоса (приготовленный вчера вечером), появился и работник ГЭС. Его собака облизала меня и стала попрошайничать. Я поговорил с пожилым работником ГЭС (возможно, и хозяином). Он подтвердил, что смело могу идти по каналу на байдарке (Янис говорил, чтоб не шли по каналу). Сказал, что обносить можно и непосредственно у здания ГЭС. Помня, что совет Яниса был не самым рациональным, решил обносить там, где уже наметил и разведал. Путь в протоку немного прикрывает проволока, удерживающая бревно поперёк реки — для защиты от плавающего мусора. Пройти под берегом, под проволокой не трудно. Если б знали — прошли бы с ходу. Думаю, данный отчет поможет кому-то сэкономить время.

На  фото можете посмотреть здание Паидерской ГЭС — такое же громадное и капитальное, как и на Синольской ГЭС, только поновее. Судя по ширине здания, обносить его около агрегатов (как стал рекомендовать работник местной ГЭС) было бы куда дальше и сложнее, чем там, где мы это проделали!

Паидерская ГЭС. Канал, ведущий на агрегат электростанции.
Именно здесь, у начала аллеи перед зданием агрегата, лучше обносить вправо суда.
Paideru HES. 04.05.2015

Paideru HES. Паидерская ГЭС. Канал, ведущий от агрегата электростанции.
Этот снимок уже сделан с реки, удаляясь на байдарке от строений. Ближе к нам видна спокойная вода Гауи в том месте, где от агрегатов вливается струя воды.
Paideru HES.

Река становится спокойней и полноводней. На правом берегу появилась табличка с картинками и названием места стоянки для туристов-водников (далее такие таблички встречались постоянно). Около 3,5 км. от ГЭС до моста в Леясциемсе. Сам посёлок находится в стороне от реки. Примерно за километр до моста в посёлке увидели некоторое интересное устройство над рекой, но не поняли — что такое, предположили, что остатки пешеходного мостика.

Gauja Lejasciemā. 04.05.2015
Поход по Гауе. На правом берегу — селение Леясциемс. Непонятное устройство через реку.

Ещё через пару километров после моста в Леясциемсе, с Гауей сливается достаточно крупная река Тирза (по ширине сопоставимая с самой Гауей в этом месте). Гауя становится заметно полноводней.

Слияние Гауи и Тирзы. За мыском в центральной части кадра — уже Гауя. Ближе к нам от мыска — воды правого притока Тирзы.
Tirzas ieteka uz Gauju. 04.05.2015.

Tirzas ieteka uz Gauju. 04.05.2015.
Тирза возле слияния с Гауей. Мы стоим не в водах Гауи, но Тирзы.
Сама Тирза здесь по ширине кажется даже немного шире Гауи, так же течение здесь быстрее, чемв Гауе рядом.

Тем не менее, в это время мы почувствовали по-настоящему плоды недосыпания. Появилось и сомнение в возможности пройти заранее намеченный план (до Стренчи). Воскресенье мы уже потеряли, сейчас теряем понедельник. В 14.59 стали на перекус с чаем. Посовещались. Само движение при недосыпе было трудным, временами — мучительным. Решили искать хорошее место для стоянки, даже полудневки.
Интересно: как значилось название реки на гуугл.мапс. Если латиницей стояло, как полагается «Гауя», то на русском стояло странное название «Гожа». Мы могли лишь рассмеяться над таким названием. Американцы, составляя свои карты, переводили на русский с английской транскрипции латышского написания. Латышский язык, с его самобытностью и произношением, для них просто не существует.
Тем не менее, место для лагеря нашли, не доходя посёлка Дуре (Dūre). Встав около 16.00 мы, фактически, устроили полуднёвку.

Цветы кислицы в месте нашего второго ночлега.
4 мая 2015 г., берега Гауи. Латвия.

Отдохнули, и пораньше легли спать. Поскольку вокруг поодаль были дома, лодку подняли на берег, замаскировав.

Место второго ночлега.
Землю под костром раскапывали и на следующий день просто заложили накануне сорванным дёрном.

5 мая.
Время подъёма не назначали. Спокойно поднялись примерно в 8.20. На воду вышли после 11.00 .

Лодка в русле ручья в месте нашего ночлега.

Самец утки гоголя на воде Гауи. Наверно, гоголей здесь было больше всего, на втором месте — крохали. Так же, немного реже, были кряквы.

Река в этих местах очень спокойная, течения почти не чувствовалось. В Дуре пешеходный мост, обозначенный на карте (и в лоции), просто отсутствует. Остались лишь опоры канатов. Последний год разрушительного паводка не было. Значит, его смыло или разрушило раньше. А людей в окрестностях не так много, чтоб была острая необходимость ремонтировать.

Опоры моста в местечке Дуре. Самого пешеходного моста, который должен быть как по лоции, так и по карте, нет.
Dūre. Gauja.

Заметили ещё таблички, обозначающие место отдыха, стоянку водных туристов.

Табличка места стоянки для водных туристов на реке Гауя. Собственно, первые указатели такие мы встретили уже около Леясциемс. В целом недостаток мест стоянок не наблюдался. Однако будем учитывать, что сейчас — «не сезон».

Сами мы встали в 12.50 на перекус, не доходя правого притока Пилюпе, в виду строений хутора вдали.

Хорошее место для остановки перед впадением речки Пильупите (правый приток). Вдали виднеется хутор.
Перекусы у нас были предусмотрены, так же и горячее (суп) мы брали в термосе.

Однако в целом в этих местах дома редки. Лишь в районе места Ливес (Līves) увидели скопление домов и возле них — большое стадо коров, что само по себе было единственный раз за весь поход. Больше коров мы ВООБЩЕ за поход не видели. Так же примечательно, что это было стадо коров породы латвийской бурой, которую по Латвии почти ликвидировали, оставив лишь европейские породы, приносящие количественно больше маложирного молока.

Место Ливес. Большое стадо коров латвийской бурой.
Līves. 05.05.2015

Небеса Латвии.

В 14.50 перед нами появилось место впадения левого притока Тирзиня, с удобной стоянкой водных туристов в этом месте.

На левом берегу появляется место для стоянки около притока Тирзиня.

Стоянка водных туристов Тирзиня. 5 мая 2015. На заднем плане из леса на поляну выходит дорога — ответвление с соседней грунтовки, по которой иногда грохотали грузовики.

Берега, однако, топкие. При нашем приближении был один рыболов. К месту подходит лесная дорога. Приготовив обед, мы прикинули обстановку.  Осознали, что работать по полной программе все оставшиеся дни похода, выгоняя «километраж», нет смысла. Ибо это — далеко не тот случай, когда поход заявляется в МКК. Мы идём сами по себе и перед собой. Воскресенье и понедельник мы, фактически, потеряли. Только в этот день, вторник, Наташа стала работать нормально, придя в себя. После моста в Виреши наш ожидал стокилометровый участок пути до Стренчи, когда скорость течения заметно упадёт. Потянем ли мы эту пахаловку? А если и «да», то принесёт ли это удовольствие? Да и к тому же — этот стокилометровый участок изначально готовился, чтоб посмотреть ещё одно место, природный объект, а теперь на него почти не остаётся времени. Есть ли смысл идти на этот участок? Чтоб потом стараться по стоячей воде успеть на поезд в Сренчи (успеть побывать на День Победы в Риге, как планировали). Впрочем, и у меня самого был весьма весомый фактор как можно быстрее прибыть в Ригу. Замечу лишь, что главной причиной изменения планов (сокращения маршрута до ПВД) считаю мучительный «отходняк» после недавно законченной недели, считаю, что отдых после именно этой работы должен быть основательнее, или маршрут — с запасом времени. У нас весь запланированный график, с осмотром объектов, был распланирован достаточно сжато. Пару сбоев графика — и в итоге я воздержался от того, чтоб «выгонять» время, не зная — какие ещё нас могут ждать неожиданности.

Жуки на поляне стоянки Тирзиня. 5 мая 2015.

Впереди были разрекламированные моим приятелем Янисом серьёзные пороги до моста в Виреши. Прикинув обстановку, задержались ещё на день в чудесном месте стоянки у Тирзини. Вечером немного рыбачили, ибо перед тем Наташе купили лицензию (билет) рыболова. Рыба брала мелкая. Кое-что просто отпустили за недостижением совершеннолетия.
В 23.00 (примерно) затихли все птицы. Не знаю — всегда ли здесь так, но на предыдущих стоянках казалось, что птицы разные продолжали петь и ночью. Здесь наступила полная тишина.

Вечер над Гауей. 5 мая 2015 г.
Gaujas upe

Вечерний костёр на стоянке Тирзиня.

Около 10 часов вечера. Справа — втекает в Гаую Тирзиня., за островком — сама Гауя.
5 мая 2015.

 

6 мая.
Перед отплытием Наташа подготовила список — что купить. Изначально составляли рацион, чтоб подкупить продукты в дороге на вторую половину похода. Сейчас прикинули, что есть два места, где может быть магазин: Видага и Гауиена.

Составление списка продуктов утром. Что купить?
Утро выдалось пасмурным. 5 мая 2015, стоянка Тирзиня.

Итак, старт около 11.00 . Примерно через километр-полтора после Тирзини увидели остатки моста, похоже, железной дороги, возможно — узкоколейки.

Остатки моста через Гаую. Район порогов Сикшню.

Очень ожидали порогов. Но не могли их дождаться. Хвалёные пороги оказались все-навсего перекатами.

Впереди виднеется перекат. Такими нам открылись пороги Сикшню.
Sikšņu krāces. 06.05.2015

Обрывы доломита около порогов Сикшню.
Гауя, 6 мая 2015 г.
Гауя разрезает доломиты Даугавской гряды.

Хотя по лоции падение реки составляет около 1,5 м. на километр (к примеру, на Вадаксте, где реально есть пороги среди камней — 1,1 м-км.). Появились обнажения доломитов по берегам (по информации в сети, обнажения доломитов Даугавской гряды). С утра было пасмурно. По прогнозу в интернете ожидался дождь.

Дома селения Видага.

Пешеходный мост около селения Видага.
Vidagas tilts. Gauja.

В районе домов селения Видага появился пешеходный мостик. Доломитовые обрывы в этих местах стали выше и чаще. Мы пристали к левому берегу и я сходил в магазин. Делаю оговорку, что пристать надо примерно через 300 метров после моста — тогда останавливаешься прямо напротив магазина. Однако мы прошли вперёд. И мне потом пришлось немного возвращаться. Впрочем, только больше посмотрел на окрестности.

Доломитовые обрывы перед селением Видага. Обрывы здесь становятся выше и круче. Возможно, в солнечную погоду выглядят живописнее.
Vidaga, Gauja. 2015 Dolomitu klinti.

Гауя у Видаги.
Поднимаясь по обрыву, я оглянулся и сфотографировал Наташу у судна.

Итак, после остановки, поднявшись на верх обрыва, спросил у хмурого мужчины у хутора — где у них «вейкалс». Тот хмуро показал направление — «Тур». Я прошел мимо заброшенных сельских строений, понастроенных русскими «оккупантами». Всё заброшено, ничего не работает.

Видага. Пустые коробки сельхоз-зданий.
6 мая 2015 г.
Vidaga. Virešu pagasts.

Видага. Пустые коробки сельхоз-зданий.
6 мая 2015 г.
Vidaga. Virešu pagasts.

Пустые коробки, здания некогда фермы, ещё чего-то — сель хоз-объектов, каких полно пустых и разграбленных по всей Латвии. Здесь даже не везде выдран металл. Видно, негде сдавать поблизости… При приближении к местному центру, однако, я увидел весьма нарядное здание школы. Просто с картинки.

Здание местной школы в пункте Видага представляет собой полный контраст по сравнению с заброшенными сельскохозяйственными постройками.
6 мая 2015

Видага.
6 мая 2015 г.
Vidaga. Virešu pagasts.

Так же и центр был наряден. Здесь есть почта, очень легко нашел магазин. Таблички с указателями, говорящими о том, что здесь много объектов для молодёжи и школьников. Признаюсь, даже стало как-то странно от этой диспропорции: начисто отсутствие какого-то развитого сельского хозяйства и изобилие учебных учреждений.
Машинально сфотографировал местную афишу. Только дома рассмотрел подробности: среди прочих бумаг было извещение, что на средства Евросоюза бедствующим происходит выдача продовольственного пайка…

Видага. Доска для объявлений и афиш. Культурная жизнь очень активная.
6 мая 2015 г.
Vidaga. Virešu pagasts.

Видага. Доска объявлений и афиш.
6 мая 2015 г.
Vidaga. Virešu pagasts.

Прекрасные плодородные земли, прекрасная природа, прекрасные возможности для хозяйства, просто чтоб прокормить себя землёй, и — Евросоюз выделяет средства бедствующим от безработицы и нищенского дохода. Куда же пойдут работать эти дети, учащиеся в этих внешне прекрасных учебных учреждениях? (вероятно, также построенных на деньги щедрого и отнюдь не бедствующего Евросоюза). Да, конечно, работать не в свои разорённые опустевшие фермы, но  убирать клубнику и чистить гостиницы в процветающий ЕС, умножать его материальные богатства, чтоб тот мог давать нищенствующим от безработицы окраинам и задворкам сухие пайки…
По-настоящему искренне приветливыми со мною были двое старичков при входе в посёлок. Один из них нёс перед собой корзинку, наполненную сморчками. И бабушка, здороваясь со мной, тоже улыбалась.

Видага. Справа — магазин, где покупал продукты. Центр выглядит аккуратно и прибрано!
6 мая 2015 г.
Vidaga. Virešu pagasts.

В местном магазине, пока покупал, что-то отвлекло. Продавщица лет 46 на вид как-то странно торопливо стала сразу же укладывать выбранные мной батончики в пакет, тут у неё зазвонил мобильник, она отбежала, потом, подбежав, торопливо стала в тот же пакет складывать всё остальное… Подошли ещё подростки купить какую-то мелочевки — вроде, чипсы. Выбивала продукты не по штрих-коду, но в ручную вводила с каждой наклейки на продуктах цену. Позже уже, внимательнее рассмотрев взятый с собой чек, я обнаружил, что она ввела лишнюю позицию батончиков, пробив мне на 1,5 евро больше.
Так что, все, кто пользуется местными магазинами — будьте осторожны! Здесь могут обсчитать! Вспоминая её действия, и в совокупности с последующими событиями, уверен, что это — не случайность и не недоразумение. Впрочем, она — единственная особа в этой местности, кто говорил со мной по-настоящему приветливо…

Видага. Пустые коробки сельхоз-зданий.
6 мая 2015 г.
Vidaga. Virešu pagasts.

Итак, закупившись (немного сократив Наташин список), я вернулся к лодке.

Корни дерева.
Фото Наташи. Пока я ходил по магазинам, Наташа не тратила зря времени, и снимала природу. Ствол повреждён льдинами во время ледохода на Гауе.

Наташа обрадовалась тому, что всё нужное для меню теперь было с нами. Совсем немного времени — и мы зачалились у устья речки Визла.

Место впадения реки Визла в Гаую. 06.05.2015.
Vizlas ieteka uz Gauju. 2015.

Уже с Гауи увидели бурлящие потоки Визлы. Здесь я собирался осмотреть увиденные на официальном сайте геологии Латвии пять водопадов.

Река Визла.
Vizlas upe, krāces. 06.05.2015

Оставив Наташу готовить перекус, я, взяв фотоаппарат, отправился на съёмку. Именно в этот момент стал идти и дождь. Около получаса, пробираясь по зарослям и берегу, огороженному проволкой колючей, и проводом электропастуха, пробирался и фотографировал Визлу. Фактически, на реке были пороги, а не водопады, информацию об этих природных объектах мы разместили.

Около 50-60 метров от впадения Визлы в Гаую. 6 мая 2015.
Vizlas upe.

Да, река прорезала доломитовый слой. Но водопадами назвать это проблематично.

Большой камень Визлы.
Vizlas lielais akmens. 06.05.2015

Обследовав все полкилометра речки у устья, а заодно — сфотографировав большой камень в русле речки, с ведущими к нему с другого берега ступенями, я вернулся к Наташе, где и перекусили под дождиком. Под дождём продолжили движение по реке. В этих местах над рекой нависают высокие берега с доломитовыми обрывами. Всё поросло растительностью. Доломиты не очень живописны, хотя, возможно, сейчас всё было серым из-за пасмурной погоды. На правом берегу миновали, немного задержавшись утёсы Рандату. После затопления доломитовых скал Даугавы считается, что эти скалы — самые крупные доломитовые в латвии на поверхности. Затрудняюсь комментировать это высказывание, но скалы засняли.

Делаем остановку у скал Рандату.
Randatu klintis

Итак, перед нами показался мост в месте Виреши.
В целом остались весьма-весьма разочарованы «порогами». Простые перекаты. Восторженные рассказы моего знакомого туриста Яниса, так же упоминания этих порогов в лоции и на туристической карте Латвии  — остались лишь мечтой о препятствиях. Эти перекаты вообще ни в какое сравнение не идут, к примеру, ДАЖЕ с препятствиями на реке Огре. Словом, насчет препятствий имело место слово «разочарование». Даже перекаты в верховьях, с начала маршрута, оказались серьёзнее и интересными, при том, что прошли мы их, особо не фиксируя внимание.
В Виреши стали рассматривать возможность выезда . Однако остановка автобусов была примерно в 1,5 км. от реки, от моста. Учитывая, что у нас ещё было время из запланированного, решили идти до Гауйиены. Дало в том, что хотели осмотреть овраг Каламецу. Так же замок в Гауйине. И из самой Гауйены есть автобусное сообщение как до Цесиса, так и до Риги. Наличие гостиницы в Гауйиене, согласно информации карты, делало таковую привлекательной: помыться в душе по окончанию похода, и ехать чистенькими — это вообще замечательно! Однако поиск в интернете на букинг.ком ни к чему насчет Гауйиены не привел, что немного озадачило нас. Однако решение было принято. И мы пошли.

Скалы на левом берегу после моста Псковского шоссе в Виреши.
Странно, но такие высокие доломитовые скалы ни в карте, ни в лоции, которая у нас была, не обозначены.
6 мая 2015.

Переход между Виреши и Гауйиеной.
Дождь то лил, то прекращался. Общая тенденция — чтоб дождь становился неприрывным.

Расстояние до Гауйиены прошли легко (13 км.). Не доходя до Гауйиены, заметили на правом высоком берегу какое-то животное. Из-за расстояния не могли определить сразу его размер. Показалось — крупная овчарка. Однако оно бросилось, вытянувшись в полёте, в реку. Затем переплыло реку на наших глазах. Оно было значительно крупнее, чем сразу это показалось. Разглядели, что это была косуля.

В пятом часу пристали у моста в посёлке, и Петя пошел на разведку.

Мост в Гауйиене.
Справа мы пристали, сразу за мостом. На следующий день здесь же разбирали лодку. От моста до остановки автобуса — около 300 метров.

То, с чем пришлось столкнуться в посёлке — это негативное отношение жителей к нам, туристам. Уже подойдя к остановке и узнавая о транспорте, натолкнулся на попрошайку, который стал канючить деньги на выпивку. При том, что от него пахло свежаком. Так же попытки выяснить что-то насчет гостиницы ни к чему не привели. Местные отвечали мне какими-то спесиво-ядовитыми фразами. Или начинали давать высокомерные бессмысленные советы. Да, именно спесиво, высокомерно. Это высокомерие было даже в словах молоденькой продавщицы. Во дворах я заметил алкашей, распивающих пиво. Там, где по карте значилась гостиница , или гостиный дом, такового не было, лишь пустынное большое хозяйство с  высоким забором. Позже подумал, что теоретически можно было бы оставаться на ночлег в местной школе, но… уже от такого отношения было настолько неуютно, что желания иметь дела с этими людьми не было никакого. Это сильно контрастировало с радушием Яниса на второй ГЭС, или нейтральной доброжелательностью работника последней ГЭС. Казалось, весь город был пропитан каким-то ядом. У моста заметили, что, вроде, двое рабочих, промывая тачку и инструменты, упустили одну тачку в реку. Подошли на лодке, чтоб помочь им. Оказалось, они так моют своё орудие. Разговорились. Тот работник перешел на русский, стал предлагать помощь. Но… далее начался опять какой-то сначала непонятный юмор. А по сути — какой-то так же ядовитый и неприязненный, по смыслу — такой же спесивый и , как и у остальных жителей, враждебный. Стало ясно, что оставить вещи на время осмотра в посёлке не удастся. Единственный способ осмотреть здесь что-то — приехать на машине, либо на рейсовом автобусе, но со всеми вещами на себе. Пропала надежда осмотреть Каламецу — лодку доверить здесь нельзя никому. Возможно, впрочем, латыши смогут договориться с местными — разговаривая на одной волне одного менталитета.
Спустившись метров 600 ниже по течению, встали лагерем на левом берегу под этим непрекращающимся проливным дождём.

Следы животного в месте нашей последней стоянки.
Бобёр?
Видно — насколько топкий размокший грунт. На часах 18.21. Становимся лагерем.

Кстати, словно подтверждая ту невесёлую картину, которую мы увидели в этом месте Видземе, по возвращению в Ригу натолкнулись на следующую статью в «делфи.лв». Так же на другой материал о том же
Наш лагерь, место было сравнительно закрыто от посещения — в такой проливной дождь, как лил в этот момент, продвижение по ямам и болотистым понижениям местности рядом было проблематично. Расставили лагерь, переоделись в палатке. Приготовили сытный ужин на горелке. На следующий день в 14.49 был автобус на Цесис. Правда, в 5.40 идёт автобус на Ригу, но мы не рассчитывали на него: ибо надо собрать и лодку, и подготовить все вещи. Группой это можно сделать, вдвоём — затруднительно. Предстояло собраться и перенести вещи к 14.49 завтра. В Гауйиене от моста до остановки всего около 300 метров.
7 мая
Ночью около трёх часов, недалеко раздался громкий рёв-рычание. Мы проснулись. Позже Наташа сказала о мысли, пришедшей в тот момент в голову, что по кустам ломится пьяница, и нечленораздельно кричит. Но я сразу подумал, что ревело животное, предположительно — кабан. Я взял горелку, зажег и вылез под ливень. Горелка сразу вспыхнула под струями дождя снопом малинового пламени. И далее вспыхивала ещё так несколько раз все секунды под ливнем, пока я не спрятался внутрь нашего убежища. Животное больше не проявляло себя. Потом со смехом вспоминали, что собирались искать в этих краях следы медведей. :D   (таковые скорее будут ближе к границе с Эстонией)
Утром ливень не особо располагал к гуляниям. Однако надо идти вперёд.. Точнее — назад, в посёлок.  Под дождём собрали лагерь. Следов ночного животного я не нашел — в низине были следы копыт, но из-за густой буйной травы и размытости почвы слишком неясные. Природу какой-то очень высокой кучи земли в стороне мы так и не определили.

Перед возвращением.
Последний переход до моста вверх по течению и — сборы на автобус.

Наш дом во время последнего ночлега. Из кустов и деревьев на заднем плане кричало ночью животное.
Готовимся снимать тент и палатку. 7 мая 2015.

Откуда-то отсюда кричало животное, или дальше из-за кустов. Смеёмся, придумав несколько гипотез о природе рёва ночью и исчезновении животного.
Кстати: а что это, всё таки?

Как накануне решили, пошли против течения к мосту в Гауйиене, чтоб там собрать лодку. Что и сделали. Отчалили только в 12. Если бы шли по маршруту, то часа на 1,5 могли бы раньше, т.е. пройти маршрут и под дождём. По прогнозу дождь должен был далее прекратиться. Однако и прогноз — понятие относительное (особенно помня поход год назад).

Распускающаяся растительность на Гауе.

Водопады в Гауйене.
Из доломитовых слоёв, на которых расположен посёлок Гауйиена, потекли потоки вод, которые вчера отсутствовали.
7 мая 2015 г.

Пока у моста разбирали судно, дождь ослаб, и потом прекратился.

Гауйиена. Разбираем судно у моста.

 

На высоком берегу над нами появились двое молодых парней. Какой-то дикий хохот («ржание») слышно было от них продолжительное время, как от наркоманов. Они, так громко придуриваясь и слоняясь по верху берега, постепенно стали приближаться к нам. Потом, когда я уже стал готовиться к разборкам (Наташа тоже была серьёзной), внезапно исчезли. В посёлке Наташа показала мне одного из них. На вид лицом в этот момент мне показался вполне нормальным парнем. Но те минут 25-40, пока они «ржали» и придуривались, так не выглядело.
Итак, примерно в 15.25 мы подносили вещи на остановку.

Подходим к остановке в посёлке Гауйиена.

 

Я перенёс рюкзак и байдарку в два захода, разделив путь к остановке на три участка. По дороге на остановку на мини-мотоцикле мне навстречу проехал человек в американской военной форме, с ярким американским флагом на руке. Похоже, он здесь расквартирован давно, ездит привычно. Немного затормозил он как около меня, так и перед тем — около Наташи, заинтересованно разглядывая нашу форму. На лице у него было любопытство: «А это солдаты чьей армии?»

Ждём автобуса. Гауйиена.
Марафет после водных приключений, пользуясь освободившимся временем.
Позади — указатель, что до границы с Эстонией 8 км. Если бы пошли по реке, то шли бы между Латвией и Эстонией.

А это солдат чьей армии?

Чуть запаздывая, подошёл небольшой автобус Алуксне-Цесис. При посадке я попытался «растопить» местных девушек, начав им приветливо улыбаться в лицо. Сначала они были с каменно-платмассовыми лицами манекенов, потом одна зарумянилась и тоже смущенно  заулыбалась, на лице появился интерес и человеческое любопытство (иное, чем у деловитого американского оккупанта), так же и вторая с интересом присоединилась вниманием. Люди везде есть люди…
И вот мы едем на этом автобусе по знакомым местам. Автобусик ехал, заезжая по пути туда, где мы уже побывали -всюду! Видага… На въезде в Видагу автобус подпрыгнул на выбоине на асфальте — половина содержимого кружки чая из термоса, который мы пили, улетело вперёд на пол автобусика. Вообще, на разбитых с советских времён дорогах трясло, просто там подпрыгнули так, как не ожидали!

Видага.
Vidaga. Virešu pagasts.

Показал Наташе расписную школу в Видаге и магазин. Два раза автобус проехал по Виреши. Да, расстояние до остановки от реки было бы утомительным. А что? Да, побывали в Гауйиене, познакомились с местной спецификой!
В Смилтене уже сияло солнце. Если верить прогнозу в мобильнике, в Риге и Смилтене небо очистилось от туч, а там, откуда мы ещё днём выехали (Звартава — метеопост), шёл дождь. Около часа провели в Цесисе. Взяли билеты на автобус 18.00 на Ригу.

Цесис. Ожидание автобуса на Ригу.
На фоне игрального салона.
7 мая 2015 г.

Тут же вспомнил, как в декабре на тот же рейс брали билеты, когда ходили с Таней Козик от Вайве до Янямуйжи. Только тогда была темнота, а сейчас — яркий весенний день.

Памятник тем, кто совершал государственный переворот Ленина, латышам Видземе.
Площадь около вокзала в Цесисе. 7 мая 2015

Надпись на памятнике гласит, что с этой станции в конце 1917 года и в начале 1918 года латышские красные стрелки отбывали в Петроград осуществлять «революцию».
Фото 7 мая 2015 года.

Дорога домой.
Проезжаем Лигатне.
Все деревья зеленеют сильнее и сильнее!

Итак, около 20.00 мы высадились в Риге. Быстро я взял такси: на такси доехать с байдаркой и рюкзаками теперь дешевле, чем на общественном транспорте, порциями! Прокрутилась фраза из «Бриллиантовой руки» — «наши люди на такси не ездят!». Что ж, мы ездим, куда деться, пока своей машинки нет…  :D

Выводы.
Причиной превращения похода 1 к.с. в ПВД считаю эту усталость после работы, «отходняк». Если бы шли полностью «отработанный», «откатанный» вариант, намеченные задачи были бы выполнены все. Но, как всегда, мы шли на что-то новое. Новая лодка, незнакомый маршрут. Сейчас убеждаюсь, что и такое состояние на этом рабочем месте надо планировать. Впрочем, опыт есть, сделаем коррекцию, если надо будет! Однако сейчас действия получились несколько нерациональными. В результате мы потеряли 2 из шести спланированных дней. И далее выходить на «перегон» Виреши — Стренчи я не решился, при том, что ниже по течению от Гауйиены уклон (падение) реки ниже, приходится рассчитывать на общую скорость ниже. Так же, если и Наташа, после бессонной ночи стала приходить в себя только во вторник, не хотел я рисковать: ещё один непредвиденный нами сбой уже перекроенной программы — и нам нужно рвать, выбиваясь из сил, чтоб успеть на 9 мая в Ригу.

Остатки моста через Гаую. Район порогов Сикшню.

Река в этих местах соответствует 1 к.с. Лёгкие перекаты, а между ГЭС — интересные повороты, перекаты, слабые прижимчики. Пороги Сикшню — слабые перекаты. Но общая скорость движения на таковых повышается, и становится более 10 км-ч.
Участок речки Визла у устья в высокую воду становится порожистым. Около 500 метров перед впадением в Гаую можно использовать для тренировки каячников, если таковые когда-то здесь появятся. Специально ехать туда, в такую даль — нет смысла, разве по случаю особо высокой воды и в совокупности с другими реками.
С местным населением надо быть предельно осторожными, о чем выше достаточно написано. Не знаю уж — увязывать ли это спесиво-ядовитое отношение местных с той компанией вражды, раздуваемой в СМИ в последнее время, или нет. Скорей, это их естественное общение, которое нам показалось непривычным. Просто приезжать туда на машине, как важные господа, глядя на них свысока — они и относиться будут по-другому. Будете относиться к ним по-человечески, на равных — они захотят почувствовать себя «господами». Впрочем, это моё мнение и наблюдение данного похода. А именно в этой части Латвии я впервые.
Сам маршрут, нами пройденный (63 км.), можно вписывать в более длинный маршрут (155 км. — от Робежниеки до Стренчи, как изначально планировалось, или далее, до Сигулды). Намеченный план абсолютно легко осуществим, просто выехать утром первого же дня на автобусе (на сей день такой рейс до Велены идёт в 8.30), и время будет с запасом! Выше по течению от Робежниеки или Велены, по информации в интернете, нет смысла идти: так, на кампо.лв есть информацияо том, что река выше Велены испорчена построенными ГЭС настолько, что не похожа на реку. Хотя и стекает с Видземской возвышенности — одних из самых прекрасных и живописных (ИМХО) мест Латвии.

Рига. Возвращаемся.
7 мая 2015.