2017, июль Посещение водопада Валасте, восточная Эстония.

9 июля.
Конец водной части (сам рассказ о водной части ЗДЕСЬ) похода, продолжение.
Путь на Валасте.

Анотация похода ЗДЕСЬ.

Итак, едем из Выыпсу с байдаркой в Тарту. За багаж в Эстонии не берут платы.
В Тарту, выгрузившись, мы стали решать — что делать дальше. До похода был план — съездить в город Палдиски и, возможно, собрав лодку, сходить на острова. У нас была и газовая горелка на случай, если невозможно будет развести костёр. Но сейчас мы понимали, что в Палдиски ехать нет смысла — тащить на общественном транспорте через всю Эстонию байдарку на себе. С другой стороны, это твёрдое чувство, что ещё не всё закончено, что поход — ещё звучит на высокой ноте, которую нельзя обрывать ни в коем случае.
Итак, мы сдаём байдарку в камеру хранения. Успешно успеваем до закрытия таковой. Работник взвешивает байдарку, и прибавленные к ней спасы, и ещё что-то из «плавательного». 43 кг — на весах, мы оплачиваем по весу и по дням.
И в 18.00 автобус несёт нас в Кохтла-Ярве. Мобильные телефоны подзаряжены за время пребывания в Тарту, пока сидели в кафе, где и подкрепились на дорожку.
Вечер… Мы шагаем от дороги, где вышли из автобуса, к намеченной цели — кемпингу около водопада Валасте.
Мы идём осматривать самый высокий водопад в республиках Балтии.
Дорога хорошая. Идём по грунтовкам. Мой навигатор из заряженого телефона показал 8,2 км до цели. По пути я смотрю в телефоне расписание поездов и автобусов послезавтра — наше возвращение домой. По пути сделали остановку в самом начале, переложили рюкзаки, и позже — попили чай.
Снова перед нами развернулись прекрасные краски заката, даже при безоблачном небе.
В 22.30 подошли к кемпингу. Закат в этот момент окрасился в наиболее таинственные краски. Мы зашли в кемпинг — ресепшн, как оказалось, в кафе. С работницей я применил свой приём для Эстонии и Литвы: зайдя, стал спрашивать по-латышски. Обычно в таких случаях почти железно собеседники переходили на русский. В небольшой степени было наше удивление, когда с нами работница кафе заговорила по-латышски. И разговаривали далее, пока она не запнулась (не знала слова «палатка»), после чего разговаривали уже на русском. Встретили землячку… русская, до скольки-то лет жила в Огре, в латышской среде.
Разместив палатку, мы пошли с вечера смотреть водопад. Как оказалось, винтовая лестница, знакомая нам по снимкам в сети, была закрыта, просто заварена металлическими прутьями. Мы видели в тьме глубокого обрыва какое-то движение, и слышали этот шум воды, низвергающейся с высоты. А в свете уже не закатных, но каких-то ночных лучей из-за моря на поверхности вод темнел таинственный остров.
Тем не менее, большего мы не могли рассмотреть в тот вечер. Мы вернулись в кемпинг, и, завершив палатку, пошли перекусить в кафе. Хесбургер оказался большим и оченьт сытным, остальное, что мы там брали, просто не помню… До 2 ночи беседовали с землячкой. Коллектив у неё эстонский, но, как она рассказывала нам, очень хороший, доброжелательный. И мы тоже рассказали о нашей обстановке — что изменилось за это время в Латвии, за несколько десятилетий.
Когда я спросил у нашей собеседницы — можно ли подойти к водопаду поближе, та ответила: «-Вроде , можно, но есть только одна тропа, которую знают только местные». Я тут же решил: еслитропа есть, то я её найду!
За это время подзарядился и другой телефон… Мы заглянули в душ, и отправились спать около 3 ночи.
10 июля.
Валасте.
Утро началось с завтрака. Мы сами приготовили себе — горелка есть, продукты с собой. Соседи наши оказались молодая пара из Латвии, латыши. Побеседовали с ними, и мы и они поделились впечатлениями об Эстонии. Они переходили с нами на русский…
Итак, в одиннадцатом часу мы пошли на водопад. Снова подошли к тому же месту, где вчера не смогли пройти из-за решетки — я не ошибся вчера в темноте, путь на спиральную лестницу был именно заварен! С высоты, откуда через решётки и сетки мы наблюдали за водопадом, видно было, что смотровая площадка напротив водопада была частично обрушена — оказывается, от спиральной лестницы путь к площадке был разрушен, это и было причиной того, что дорогу перекрыли радикальным образом. Что делать?
Естественно, искать другие пути! Перейдя через мостик над ручьём водопада, мы спустились по крутым ступеням в породе к площадке слева от водопада. Хм… если путь на винтовую лестницу был заварен, то здесь без всякого ограждения — скальная площадка с видом на водопад. Удивительно, что отсюда ни разу никто не падал! Божья милость… (кстати, наша землячка в кафе сказала, что однажды кто-то скатился по крутым каменным ступеням; не укатился вниз, но побился сильно)
Сфотографировав водопад с этой опасной площадки, мы отправились в путь, на поиски диггерских троп.
Пропущу подробности — как искали мы это место. Действительно, для местных жителей из Кохтла-Ярве это место знакомо, они и так знают. А неместные — ну зачем им всё это? Есть официальная площадка для осмотра…
После 12 мы ступили в ласковые воды Финского залива. Когда мы вышли к берегу, встретили двух девочек из Кохтла-Ярве. Что-то спросили у них, завязался разговор. Спустя какое-то время, когда мы уже на другом месте купались, они подошли к нам, попросили сфотографировать на их телефон. Оказывается, город Кохтла-Ярве состоит на 70%, может и на 80% из русских. Немного побеседовали… Наташа говорила им — где есть ровный песок, но девочки улеглись загорать прямо на булыжнике. кстати, немного попозже мы сами попробовали так сделать… И нам очень понравилось! :)
Поплавав в тёплом заливе, мы отправились в путь. По дороге заметили — где есть вода, ручей, стекающий из обрыва. Значит, можно встать на ночлег! Очень интересный путь был по берегу. Обрывы живописного побережья, покрытые зеленью, ласковое плескание тёплых вод залива, солнце — всё это создавало какой-то собоый мир, ничем не хуже каких-то южных морей… мы шли по булыжникам, по булыжникам — особая специфика этого берега. Пеший поход был бы не так быстр, но интересен..
И вот мы видим ручей, который по месту и по количеству воды должен был быть именно тем самым…
Валасте.
Оглянувшись на море, мы пошли сквозь джунгли. Кусты, деревья.. мы поднимались по оврагу, через который тёк ручей. самручей спрыгивал с уступов, заросших самой разной растительностью. Наконец, заросли начали не то что расступаться, но впереди показался прогал. Лекзем по глыбам камней, по каммням помельче…
И вот находимся в огромной чаше водопада, где с самого верха, словно из окна, ниспадает поток, выше которого виден мост, по которому мы проходили несколько часов назад.
Итак, ходим по этим обрывам, наслаждаемся… как много мы бы потеряли, если бы не пришли сюда!!!
Пётр купается в водопаде — в этом облаке водяной пыли и брызг. Наташа сняла его на камеру мобильника.
Самые разные цвета слоёв пород были в этом 30-метровом обрыве. На камнях обрыва была специфическая растительность (лишайники, мхи, трава на уступах).
Но я понимаю, что описывая детали, пока не могу передать того прекрасного чувства, которое испытываешь, находясь в этой чаше водопада. А над головой торчала эта неуместная рукотворная смотровая площадка, с частичными обрушениями не только подхода, и основания. На обратном пути на этом диков побережье была только совсем молодая пара, лет 19. На каком языке разговариваете? — На нерусском… Опять двадцать пять.
Однако пора назад. Идём в кемпинг. Поели в кафе, немного поговорили со сменщицами нашей землячки — доброжелательными эстонками (днём они работают вдвоём; кстати, тожже поколения постарше), подзарядили телефоны и отправились, как и решили — провести последнюю ночь в пустыне.
Когда мы спустились по уже знакомой тропе с обрыва, на этом диком пляже, который мы открыли, было достаточно много народа. Около самой тропы в заливе купались целая группа голых молодых женщин и множество детей. Только мужчина смотрел, не раздеваясь, за ними с берега, похоже, из их же группы. Однако мы пошли дальше. На берегу в эти вечерние часы было множество людей, многие купались. Однако недалеко от места, избранного нами, была группа эстонских подростков, три парня и двое девушек. Эти вели себя грубо, развязанно, без кричины кричали. Мы не торопились расставлять палатку. потом, ближе к вечеру, перебрались на удаление, в немного прикрытое от глаз место. Но всё равно идущие по пляжу булыжников увидели бы её. Поэтому ложились очень поздно, будучи всё время наготове. Около 22 часов, или чуть позже, эти подростки, ранее ушедшие, появились вновь, пройдя нашим путём к водопаду. Они и купались на водопаде — у кого-то одежда была полностью мокрой, когда те шли обратно. Похоже, это были подростки не из Кохтла-Ярве, а из местных жителей — из хуторов или посёлков.
Мы были наготове допоздна. Впрочем, нам удалось спокойно посидеть у костра (благо, плавника было больше, чем достаточно!). Около 24 часов, когда было уже почти темно, снова раздались голоса, но не приблизились к самой палатке.
11 июля.
Возвращение.
Рейс автобуса, которым мы поедем обратно, уже был выбран. Подъём наш был в 520 утра. Сбор, перекус, выступаем. Последние взгляды на море… Чайки на камнях, водоросли… Подъём по тропе. Ждём автобус на остановке (пришли рановато — хотели заглянуть в душ в кемпинге, но по времени не успевали уже нормально помыться). Шофер автобуса — русский, пару слов — и рассказал нам — где лучше выйти.
Оказывается, автостанция в Кохтла-Ярве — просто площадка у большого универмага. Но мы там и купили что-то свежего на перекус. Я увидел полку с книгами. Оказывается, здесь книги для свободного чтения: принеси свою, если не нужна, и/или возьми в дорогу — то, что нравится! Книги — на русском языке.
Как я заметил, русские в Эстонии более сплоченные, чем в Латвии. Если в Латвии русские и говорящие на русском составляют чуть ли не 40% населения, если Латвгалия практически русская, как бы старательно не пытались её облатышить, и великое множество смешанных семей, русские просто смешиваются в Латвии в массе населения, то в Эстонии есть это более ясное разделение. Но и русские сплоченнее, и, по моим наблюдениям, более проявляют русскую взаимовыручку, единство. Не зря же именно в Эстонии вышли русские и те, кто с русскими, на улицы, в дни «Бронзового солдата»! Признаюсь, мне с ними, эстонскими русскими, было даже как-то приятнее разговаривать — те, с кем я общался, осознавали своё достоинство, в контраст с перемешанными в Латвии. Впрочем, бывает, что это — впечатление одной поездки, совпадение, когда за несколько дней попадаются именно такие характерные люди.
Вот и автобус. Путь в сторону Тарту. В Йыхви в автобус подсели с десяток пассажиров. Я слышал, что позади меня кто-то сел. Но я уже дремал, что-то сказал Наташе, и машинально опустил кресло ниже. И услышал, как, как оказалось, дама лет 60, солидная на вид, севшая позади меня, вдруг вскочила, и что-то стала возмущенно болтать на эстонском какой-то ещё пожилой эстонке. Слышалось в её речи: «русси, русси…» Она явно возмущалась чем-то из-за меня. И практически всю дорогу она стала поносить «русси». Она не успокаивалась, она ходила по атобусу, во время движения. Эти слова… Трудно передать эти интонации, но интонации говорили сами за себя. Она возмущалась и издевалась над «русси». Я видел — как втянулись в плечи головы половины ехавших, очевидно, русских, понимавших — что там за оскорбления звучат. А там звучали оскорбления. О, эти интонации! Она,эта дама стала распевать ещё какую-то оскорбительную песню! собственно, уже то, как она вела себя — вполне претендовало на нарушение порядка. Но… я не мог говорить по-эстонски, я знаю лишь из балтийских языков латышский. Никто, НИКТО её не одёрнул. Похоже, это здесь в порядке вещей — публичные оскорбления русских.
Так что те, кто едут в Эстонию, не удивляйтесь. Хвалёное гостеприимство эстонцев, которым так восхищался мой друг евгений Капитонов и ставил в контраст с Латвией, кануло в лету. Отдельные люди — такие, как в кемпинге и кафе Валасте — да, продолжают быть прекрасными людьми, прекрасными и гостеприимными друзьями. Но… именно то, что из наполовину уже заполненного автобуса НИКТО не одёрнул эту хамку, да и то, что это сделала не какая-то молодая «гитлерюгенд», а солидная дама, говорит, что что-то важное изменилось в этой земле, на этой территории.
Забрав вещи из камеры хранения в Тарту, я хотел, было, сразу ехать в Валгу. Но Наташа сказала: мы приедем слишком рано, в Валге нечего делать, а в Тарту хоть, сидя в кафе, подзарядим телефоны. Пропустив один автобус на Валгу (12.30), мы поехали следующим (тот же самый рейс, в 14.00, которым мы ехали в 2014 с Эмайыги !). Что же оказалось? Вечером на дороге в Валасте я смотрел на текущий день расписание поездов. А именно в этот день, 11 июля, поезд на Ригу уходил раньше! Мы приехали рейсом 14.00 позже, когда поезд ушёл! Что делать?
Я пошёл смотреть на латвийской стороне города расписание автобусов. Ура! Вечером ещё есть рейс на Ригу!
Однако до автостанции надо ещё перебросить вещи. Почему-то сейчас «Свирь» нести не хотелось! Ищем такси. Вот тут-то и оказалось, что такси в Валге найти — проблема. Уже подключили и любезную кассиршу автостанции . Она позвонила на эстонском и вызвала местное такси, сказав и то, что у нас «»большие сумки». Однако приехал седан. Правда, с большим, длинным багажником — такая машина, какая везла до озера в Выру байдарку. Но тот наотрез отказался везти. Шофер — русский, немного с язвинкой спросил нас: «А если вы из Риги, то в самой Риге тоже на такси везли?» «Да, естественно!» «И сколько там заплатили?» «Три евро до станции» Его ответ, не допускающий возражений, был: «Этого просто не может! Только посадка в такси 2,5 евро, а ещё ведь дорога!» Но он вызвал своего коллегу, у которого «Шаран». За 4,5 евро (ну, 50 центов — как обычно, дал ему на чай) он довёз нас до автостанции Латвии, эти около 2 километров, которые я не хотел тащить лодку…
Шофер автобуса , Валмиерского атопарка, когда мы сели впереди, с большим интересом распрашивал нас о наших путешествиях. Вот и миновали Валмиеру. Так, за разговорами, прошёл путь (хотя, признаюсь, я бы сейчас помолчал бы, переваривая это путешествие…)
Продолжительность водной части маршрута, согласно имеющимся лоциям и первоначальной оценке расстояния, 102+4=106 км, где 102 км — путь от озера Тамула до острова Салусаар (согласно лоции и описанию марафона Выханду), и 4 км — возвращение от острова до моста Выыпсу. Ещё пройдено пешком 9-11 июля некоторое расстояние, которое даже нет необходимости считать точно (может, 14 км, может, больше).
Позже попытаемся немного проанализировать километраж лоций согласно тем трекам, которые записали, к сожалению, только в самом начале пути.
Протяженность водной части 102(-106) км, что по нынешним, принятым недавно нормативам соответствует 2 к.с., так же и по набору препятствий река Выханду летом вполне тянет не несильную «двоечку». Конечно, слабовато по сравнению с весенней Мстой, например, не говоря уже о карельских реках типа Воньги.
Общая протяженность пешей+водной частей — около 120 км.
Река — единственная «двойка» в Балтии, проходимая круглый год, в отличие от обмелевающих летом латвийских Аматы и Огре.