2016 13-14 сентября Река Гауя. Рамкалны — Рижский залив (устье)

Общий рассказ о водном походе по Гауе в сентябре 2016 г. ЗДЕСЬ.

Описание предыдущего этапа движения по Гауе ЗДЕСЬ.

Рамкалны (Мурьяни) — устье Гауи, Рижский залив — станция Гауя

13 сентября

Рамкалны — Бломи (Вангажи)
Последний этап пути. По лоциям и разной информации, от моста в Мурьяни-Рамкалны до устья — 39 (по некоторым данным, 39,2 км) километров. высокие берега расступаются, Гауя превращается в равнинную реку. Меняется обстановка. И немного ещё замедляется течение. В дальнейшем до моря будут участки, где течение вновь будет ускоряться, но только местами. Впрочем, омутов, полного застоя нет, хоть какое-то течение, да будет.
Первоначально, при планировании похода без других участников, мы собирались идти от Виреши до непосредственно Риги по морю, с заходом в устье Даугавы. Однако из-за того, что начали маршрут от Тирзы, сейчас сроки поджимали. Собственно, если бы не задержка на Тирзе, мы даже планировали завершить поход на день раньше. Но теперь у нас впереди была последняя ночь в палатке, и путь до моря. Судя по карте, населённых пунктов и домов по берегам реки в этих местах не было, и проблем с ночевкой не должно было быть.
По плану, я решил пройти около 10 километров после Рамкалны. В русле появлялись покрытые густой растительностью острова. В целом сплав проходил приятно. Мы прошли в тот день уже около 40 километров, чувствовалась усталость. Собственно, усталось была как физическая, так и душевная. Утомление внимания.
Вообще, именно тогда мы убедились очень сильно: если поход дольше 5-6 дней, то обязательно надо делать днёвку! Сейчас мы это начинали осознавать.
Выбирая место, где встатть на ночлег, подошли к берегу недалко от домов, населённого пункта Бломи 1 (Blomi 1), и рядом ещё дом Павейи (Pavēji). Здесь был остров, отделённый мелкой протоком и ручьём от основного русла. Остров, покрытый лесом. Мы уже даже миновали его, но услышали канонаду, грохот взрывов где-то за лесом правого берега. То, что там — полигон Адажи, мы знаем. Но… как-то слишком близко! По имеющейся карте границы полигона были чуть ли в 5 километрах от нас. А канонада явно была не более, чем в 3 километрах!
Решив не идти дальше вниз по течению, мы вернулись немного против течения, и встали перед островом, в характерном месте, где были отмели крупного речного песка на месте обмелевшего русла. При нашем причаливании я увидел там двух косуль, которые скрылись при нашем приближении. Я показал Наташе потом свежие следы. Это — последняя встреча с животными в этот поход. Всего было 12 встреч! Из них несколько — где животные были группами. Этих косуль видел только я, но не видела Наташа. В каком-то месте у Гауйиены Наташа хорошо разглядела лисицу, которую я пропустил, и не видел. Такая вот игра — кто увидит больше животных :)
Однако пока мы приставали, канонада усилилась, и как будто приблизилась! Теперь звуки стали ясными: вертолёт, удалившись, затем шёл, похоже, на небольшой высоте на большой скорости, и затем расстреливал какую-то невидимую нам мишень из бортовой автоматической пушки. Признаюсь, в тот момент, когда мы готовились уже к расслабухе и завершению похода, эта «дискотека» была крайне неприятна! Ну а о ювелирной точности американских вояк, расстреливающих свадьбы, похороны и мирные деревни, можно узнать даже из купленных теми же американцами СМИ. Ну и, конечно, весёлые новости нашей Латвии, когда английские вояки нападают на латышей в МакДональде, калечат, а потом в СМИ объявляют, что на мирных НАТОвских военнослужащих напали русские провокаторы и сепаратисты — особо неуспокоительны, особенно когда ударный вертолёт в сумерках отрабатывает стрельбы в каких-то трёх (примерно) километрах от тебя. Так же есть опасность, что одержимые манией преследования неизвестные вояки тебя обвинят в мифических грехах, чтоб показать своё рвение. Кстати, по сообщениям латышских СМИ познего времени, такие случаи были — какого-то пенсионера судили, что тот посмел сфоткать мобильником технику НАТО, перевозимую по дорогам, и т.п. Так что предосторожности в такой ситуации не лишние.
Я велен Наташе не разжигать костра. Место было не очень удачным, гнуса в этой влажной низине с вечера было более, чем достаточно. Мы залезли в палатку, и приготовили ужин на газовой горелке.
Уже укладываясь в спальники, мы слышали, как уже в темноте вертолёт (или не один?) удалившись, вновь заходит на боевой курс, и, после того, как взвывает мотор, атакует неведомые, пока что учебные цели…
За день пройдено 40 — 41 километр
14 сентября
Последний день похода.
Бломи — Устье Гауи — Станция Гауя
С вечера улегшись пораньше, мы и встали пораньше. Особо не хотелось задерживаться в этом негостеприимном месте. Поразмышляв, я просто пришел к выводу, что границы полигона расширили, нежели эти границы оставалсь со времён Союза. Вроде, позже, когда я вернулся домой и дорвался до интернета, так и оказалось. А там, на Гауе, у нас на руках была только бумажная карта, поскольку за 10 дней все аккумуляторы, питание иссякло.
Встав в 6 утра, мы принялись за приготовление пищи. Река скрыта густым туманом… Тут Наташа, отправившись умываться, благополучно свалилась попкой в ручей. И убедилась — как хорошо, когда есть запас сухой одежды. Однако и само падение со скользкой доски — плод накопившейся за поход усталости.
Около 9.15 утра мы были готовы, и отправились. Прекрасный прозрачный солнечный день! Было с момента старта ещё прохладно. Эта прохлада — была уже как дыхание осени, а не подобие летней прохлады, как около Эстонии. Шли, не торопясь, просто по течению, которое несло, пусть и немного медленнее, чем раньше.
Девушка с берега радостно и приветливо махала нам рукой. И мы помахали ей с той же теплотой, от сердца. Люди здесь живут, и привыкли уже к этим канонадам (кстати, потом жители Вангажи рассказывали, что во время вертолётных пролётов группами, у них дома трясутся от близкого пролёта винтокрылых машин). Через километра 2,5 после стоянки миновали большой остров, покрытый лесом. Достигли его верхнюю по течению точку почти ровно в 10.00. Кстати, с вечера я намеревался встать на ночлег именно на нём, но передумал из-за вертолётных стрельб вблизи, при том, что по старой (Латвийского издательства 2008 года!) карте у острова границы полигона ближе к реке.
Когда мы проходили протоку у острова, впереди нас реку пересёк вертолёт. Похоже, не тот, который «работал» вечером, но другой. Этот я определил как МИ-8. А, поскольку до недавнего именно этого времени (сентябрь 2016 г.) у латвийских вооруженных сил был только один такой же вертолёт, я решил, что это был НАТО-вский польский вертолёт.
После острова длиной около километра, в русле встречаются ещё острова, а затем река расширяется, разливается. На правом берегу — картинка с надписью, что здесь кемпинг. На английском… Однако поскольку позавтракали мы достаточно рано, миновав остров мы сделали остановку на одном из островов, и немного расслабились: тревога за военных по берегам реки, бывшая вплоть до этого момента, рассеялась. И мы немного отдохнули. Наташа не снимала болоневую куртку-ветровку: было прохладно, несмотря на очень яркое солнце. Встали около 10.50, продолжили путь в 11.28.
Появляется «переправа» Илькене — Ани (населённые пункты на правом и левом берегах Iļķene — Āņi). Когда-то здесь был мост. Мост давно не действует. Возможно, из-за того, что дорога на правом берегу проходит через территорию полигона, ею не пользовались, мост не содержали. А развалиться мост мог постепенно, без ухода, даже из-за весенних льдов. ИМХО. Сейчас место моста отмечено лишь торчащими деревянными сваями моста. Вдоль левого берега с реки видны грунтовые дороги вдоль реки.
Река на этом участке в некоторых местах мелеет. То глубокие места, то мели. Иногда можно было найти омут вдоль одного из берегов, и идти так по глубине вдоль берега.
Ещё сваи моста на правом берегу мы прошли в 11.31. Это было примерно за километр до того, как по левому берегу в Гаую впадает канал Гауя-Балтезерс. В 11.38 я сделал снимок канала, впадающего с левого берега, на крутой излучине реки. Когда-то он был годен для того, чтоб по нему ходило речное судно «Заря» — такой водяной автобус (можно представить, что этот транспорт был и востребован! Так много людей готовы были пользоваться транспортом по реке в этом направлении). С перестройкой использование речного судна прекратилось, затем на глазах канал зарос, потом обмелел, и стал просто мелкой канавой, или даже заросшим понижением среди высоких берегов. Сейчас даже туристы-водники, идущие по каналу, обычно переходят на дороги по берегу, катя свою лодку на тачке.
Мы стали приближаться к Адажи. Река была то глубокой, то появлялись мели.
В 12.01 я сделал несколько снимков Адажского моста, к которому подошли. Адажи — интересный развивающийся город (наверно, один из немногих развивающихся), находится в центре сельскохозяйственных предприятий. Раньше и в советское время руководство города было разумным. Судя по тому, что сегодня даже внешне видно, что Адажи развиваются, а не угасают, можно заключить, что и сегодня разумное руководство здесь остаётся. Из своих воспоминаний — именно здесь впервые в Латвии в конце 80-х уже наладили производство стеклопластиковых каяков и каноэ, на которых мне пришлось и немного походить на тренировках. (сегодня ничего подобного в Латвии не слышно, есть лишь пару фирм, которые клеют малыми партиями или единичными экземплярами надувные рафты и лодки для рыболовов, не говоря о тех, кто сам себе клеит лодки).
На этом участке оказалось, что батарейки Дураселл, купленные в Рамкалны, на глазах «сдыхают». Чтоб сделать какие-то снимки, я даже достал аккумуляторы, которые разрядились в первой половине похода. И теперь выжимал из низ крохи заряда хотя бы для фото на воде. Использовал старый кнопочный телефон, которые вожу с собой в резерве. Но теперь я делал фотографии и им. И даже видеоролики.
Продуктов нам хватало. В Адажи есть множество магазинов. Правда, я не знал их местоположения, чтоб сбегать, и купить по-быстрому батарейки. Да и… уже мы шли как бы в последнем порыве этого похода. Обходили мели… Вообще интересно: мели были так расположены, что иногда пересекали русло реки поперёк. Мы задевали днищем эти мели, и от течения реки песок под лодкой рассыпался и размывался. Но погода нам благоприятствовала!
Иногда мы видели прямо посередине реки каких-то птиц (ещё были и цапли). Они находились именно на этих мелях. Мели были интересными как бы песчаными застругами, чешуями на дне реки, или располагались цепями таких полукругов. Не мелких, но крупных. На неприрывном течении эти мели постоянно размываются и меняют конфигурацию. Когда где-то я попытался встать на мель, когда наехали неа неё, прямо под ногой эта мель стала размываться, проваливаться.
Между мостом Адажи и мостом Таллинского шоссе — чуть более 6 километров.
Течение, повторяю, постоянное, не прекращается. Так что песчаные мели постоянно меняются из-за этого течения.
После Таллинского шоссе делаем последнюю передышку с чаем и батончиками. На левом берегу после моста — пляж, детская площадка отдыха. Какой-то мужчина даже при нас купался. Думаю, что если бы мы не спешили, и нормально отдохнули бы, то… рады были бы тоже, ибо вода была не очень холодная.
После моста мели всё-таки постепенно исчезают. Места населённые, на левом берегу располагается Царникава. Считается, что Царникава — посёлок городского типа, население около 2,5 тыс человек. Однако лишь замечу, что город Апе на тысячу человек населением меньше. По праву, Царникаву стоит признать городом, но… не мне это решать.
Впереди появляется последний крупный, или даже просто нормальный остров на реке — под левым берегом. Длиной он около полукилометра. При выходе из протоки (а мы пошли по ней) виден правый, укреплённый от весенних паводков, правый берег, по которому проходит дорога.
На правом берегу показывается протока из озера Дзирнезерс. Здесь же место отдыха местного населения (хотел написать — горожан, но… официально таки не город). Пляж, вроде, и какие-то принадлежности детской площадки.
И далее перед нами мост железной дороги, по которому ходит электричка на Скулте. (раньше ходили поезда в дальние точки Латвии — до Руийены, а, возможно, там и до Эстонии был путь). За железнодорожным мостом — пешеходный для жителей Царникавы (так, зимой 2018 мы, высадившись с лыжами в Царникаве, пойдём к устью Гауи на правом берегу по нему). Это — последние мосты на всей Гауе. Далее — только путь до залива!
Нас немного покачивают волны. Такие пологие волны.
От мостов — 4 километра до устья Гауи. Признаюсь, что я в тот момент был сильно уставший. Даже был готов завершить маршрут на правом берегу, перед мостом, на том удобном пляжике. Но здесь уже подключилась Наташа. Она тоже устала, но хотела обязательно дойти до моря. и мы пошли…
Даже видеосъёмку я проводил, в основном, мобильным стареньким кнопочным телефоном. Немного обдувал нас свежий ветер с моря. Приходилось обходить сети, которыми было перегорожено русло Гауи в этих местах. По берегам здесь дома исчезают. Хотя на левом есть какая-то база отдыха, а на правом — посёлок Гауя, около реки — лишь лес. Заметив на правом берегуц удобное место для антистапеля, мы пошли к устью. В русле — небольшие острова, камыши. Но идти можно спокойно, уклоняясь от сетей под левым берегом.
Перед устьем река несколько расширяется, становится шириной больше 200 метров, а затем — снова сужается непосредственно перед впадением в море.
Мы пристали перед самим морем. Даже невооруженным взглядом было видно, что сужение, как бы горловина устья сжимает реку, и в саом месте впадения, перед последним расширением, виден ясный перепад высот около полуметра, или — не менее полуметра разница уровней поверхности реки выше этой «горловины» и ниже, самого уровня моря. Мы пристали именно в этом месте, не доходя до перепада высот.

Устье Гауи, впадение в Рижский залив. 14 сентября 2016 г.
На самом течении вот этого сужения, запечатленного на снимке, заметно было волнение — не только одних морских волн, от ветра, но и волнение как бы речного переката, стояки слива.

Даже было видно, что волны в этом месте появляются не от ветра, а как и на речном сливе — стояки на месте потери рекой уровня. Поэтому мы не стали входить в залив, ибо усталость была такая, что не хотелось пробиваться против тиечения, а, тем более, тащить вверх судно на бечеве.
Мы сделали селфи, выжав из фотоаппрата, последних аккумуляторов, остатки заряда. Обветренные, я — бородатый… И у Наташи сведённые и сжатые губы, глаза, щурящиеся от постянного солнца… Более 320 километров за спиной. Из глубины материка — до моря!

Финиш на берегу Рижского залива!

Устье Гауи… Когда-то некий тихий, заповедный, сокровенный мир. А сегодня, к сожалению — вытоптанный, скудеющий и высыхающий на глазах лес.
На берегу моря, как всегда — множество скелетов и стволов деревьев, вынесенных рекой в море, и выброшенных на песок прибоем. Сосны, устремляющиеся в небо. Ветер и солнце. Когда-то в этом пустынном месте обстановка была, среди этих стволов-чудовищ, немного фантастической, инопланетной… Сейчас — просто песок, просто коряги, среди которых ходят люди.
Постояв немного, порадовавшись солнышку, мы вернулись к своей Свири, и сели, чтоб пройти оставшиеся два километра обратно….
Обратный путь прошёл легко — ветер дул в спину.
Бережок с пляжиком, который наметили ещё не пути туда… Рыболовы, гуляющие неподалёку… Пока мы разбирали лодку, подошла женщина, как сказала, хозяйка земли. Но успокоилась, когда я сказал, что мы здесь ненадолго, лишь соберём лодку и уходим.
К вечеру, собрав лодку, мы дошли до станции. Предстояло доехать до Земитаны, далее ехать на такси. Но тут… Наташа попросила созвониться с моими друзьями, и уже не бегать с пересадками, но доехать до дома сразу. Уже было темно. Мы, созвонившись с Васей, пропустили электричку. Так же и Вася заметил, что мы устали (не то, что во время майского похода по Ирбе!).
По воде пройдено до устья — 29 км., и ещё 2 километра — до финиша. Всего 31 км.

Общий рассказ о походе ЗДЕСЬ.