2018 июль 2 к.с. Энгозеро — река Воньга — Белое море

Поход, задуманный как водный поход, вылился в путешествие за Полярный круг. Мы доехали до старта водной части на машине. Более 1,5 тыс км потребовали сил — и физических, и душевных, и духовных. Выезжали 2 июля из Риги. Кроме прекрасных дорог в России остаются места, где идёт ремонт, и наше продвижение существенным образом тормозилось.

Договорились на месте старта и оставили машину, собрали лодку, и с изумительного по красоте берега Энгозера отправились по водному маршруту. Ещё до похода мы списались с семьёй туристов из Москвы, с Володей и Олей. Здесь, на глади озера, мы с ними встретились и шли дальше водный маршрут.
4 июля началась водная часть маршрута. Отойдя от залива в восточной части озера, мы, пройдя 3 километра, встали и пообедали нормально. Дольше — путь по озеру. На берегах много мошки. Но если начинается ветер, то гнус исчезает.

Первый день прошли около 22 км. Старались пройти побольше, ибо на следующий день прогноз был не самый лучший. В 23.00 встали на ночлег.

5 июля началось со шторма и дождя. Однако обстановка позволяла идти дальше, что мы и сделали. Ночлег — на Пильдозере.

В этот день встретили группу на берегу, человек от этой группы звал нас на помощь. Когда мы подошли, группа оказалась рижской! А участники — в том числе и наши знакомые, супруги Винники. Сергей заболел, и его товарищ звал нас, проходящую группу на помощь. Антибиотиков у нас не было. Просто помолились, во имя Иисуса Христа. Посидели с друзьями, потом продолжили путь.

Спутники из Москвы избегали общения с рижской группой, и удалились на расстояние  пока мы общались с друзьями из Риги. Когда позже мы встречали москвичей, наши спутники с ними, наоборот, общались.

Этот, второй день, мы устали: движение по штормовому Энгозеру, и в финале — против ветра по последнему, Пильдозеру, потребовало отдачи сил, которые у нас и так, после бессонных ночей заброски на машине, были на пределе.

6 июля С утра — задержка с выходом, после неудачного приготовления рисовой каши нашим экипажем (насчет которого я спел песню «Папа нас по утрам кормит жженою кашей»), и «весёлого» ориентирования экипажем наших спутников, устремившихся в противоположную от находящегося в прямой видимости рукава Воньги с мостом, и с невероятным упорством не желавших отвечать на наши знаки, пока мы не догнали их, преодолев около километра, чтоб убедить посмотреть карту и навигатор. Но… таки идём дальше… Преодоление косы на Синдамозере — достаточно выгодный обнос около 400 метров, вместо 7 километров обхода, из которых половина — против ветра, и ночлег на берегу Мурамозера, перед входом в Воньгу.

7 июля Первые пороги, представляющие необходимость работать. Экипаж наших спутников, которые уже ходили по Воньге раньше, к сожалению, не имел достаточного опыта для адекватной оценки обстановки, и мы, следуя за ними, вылетали на мелкие каменистые пороги, которые при таком низком уровне воды, целесообразно проходить на КБ или КНБ в одиночку, т.е на облегченном судне, либо дажде проводить. Итог — пробоина. Кстати, наши спутники вылетали на мель даже на своём надувном судне. Дождь усиливается. Как назло, мы, уже избалованные хорошей погодой, не надели с утра «гидры» и промокли.

Этот участок: несколько шивер, пороги Воньги. В пасмурную погоду видимость в однообразной серой обстановке достаточно слабая.

На пороге Горбатом был серьёзный момент: камень, торчащий из воды, мы увидели оба, когда нос лодки, при манёвре уклонения от гряды камней, уже летел так, что мог зацепить, и лодку могло развернуть достаточно опасно. Но передний успел сработать по команде, и мы проскочили опасное место.

У наших спутников лодка «Одиссей» проползала через камни и шиверы. Они достаточно часто сидели. Но по конструкции их надувнушка (похожая на наш «Тиман», только увеличенный по размеру) перелезала через гряды камней (и переносилась).

Но в обед, который проходил под проливным дождём, оказалось, что у Наташи подскочила температура, 38.5. Собственно, здесь определяющим послужило то, что пришлось ей прилагать много усилий на шиверах и порогах, и в момент кульминеации, на Горбатом — промокли, и какое-то время оставались в таком состоянии. Принимаем решение сделать полудневку, отдохнуть. Собственно, ещё в начале обеда я поставил пелатку, и отдельно — тент-навес около костра. И Наташа прилегла отдыхать в палатку, где и померяла температуру. У Наташи температура падает после полтаблетки просроченного анальгина, и молитвы во имя Иисуса Христа, 36.8, потом становится пониженной — 36.2, и, наконец, возвращается в норму. Но… отдыхаем все. Ибо после такого скачка температуры лучше ей было переждать, отдохнуть. Признаюсь, сам «отрубился» на пару часов. Даже наши спутники не рыбачат. Впрочем, если по дороге на маршрут наши спутники отдыхали в поезде, я был за рулём, а в целом мя спали часов по 4-5, и включились в маршрут без передыха.

Вечером я заклеил пробоину в шкуре лодки. Пригодилась взятая с собой газовая горелка, для просушки шкуры в месте клейки.

Кстати, фонарики со свежими батарейками практически не пригодились. Лишь единственную ночь после Вяккера, когда встали в тенистой роще, там я вечером смотрел карту и включал фонарик.

8 июля Отдохнувшие, продолжаем путь. Одеваем гидру, но особой необходимости для этого нет уже. Солнечно… Входим в озеро Гагарино, и идём последующие озёра. Подошли к порогу Собачьему. Прошли входную шиверу до водопада. Водопад и очень мелкий дальнейший перекат просто обнесли. При нас двое москвичей, Платон и Максим, проходят водопад на К2.

Водопад Собачьего вполне проходим и на Тимане в эту очень низкую воду.

После Собачьего — переход до порога Вяккер. Наши спутники становятся весьма усталые. В первые дни они очень язвительно отзывались о тех, кто делает перекусы между завтраком и обедом, обедом и ужином (а мы делаем перекусы, ибо это, вообще-то, нормальное питание). Но я сразу заявил: да, мы, вот, такие, и будем питаться, как нам полезно.  Но сейчас и наши спутники явно устали очень сильно. Владимир тащил и нас, и жену в Вяккер. В Вяккер я не пошёл, но сбить меня с задуманного плана ему удалось (у меня была лоция, которой я и придерживался, особенно после порогов, где продрались, послушавшись наших спутников; у их экипажа лоцман был Володя, а за штурмана была Оля), из-за чего я в конце концов и замочил и фотоаппарат, вытаскивая эти 100 метров лодку против течения, когда выяснил, что даже проводить Вяккер в такую воду нельзя. Взялись за на обнос. Значительную часть дистанции я провёл свою лодку , таща, как санки, по мху и кореньям. Наши спутники очень сильно устали — мы даже удивились, ибо по комплекции и мускулатуре они значительно превосходят нас. Усталость наш спутник компенсиров окриками на жену, и громкими почти окриками-командами на окружающих. Укладывались спать все во 2-м часу, после позднего ужина, который даже готовить начали, закончив обнос, после 12 вечера.

9 июля Этот день уже отдыхали наши спутники, и мы их не торопили. Далее, достаточно поздно собрались и продолжили путь. Прошли оставшиеся пороги. Мост железной дороги, деревня Воньга по правому берегу. Местные здесь очень приветливы, приглашают к себе на реку ещё. Тут же состоялась и встреча с братьями из Москвы, которые проходили Собачий при нас. Итак, миновав Морской порог (непосредственно в морской губе), мы закончили Воньгу, и вышли в Белое море. Задерживались, высаживаясь и рассматривая скальные острова. Могли сразу идти до финиша, но провели ещё один вечер с нашими спутниками. Попробовали беломорских мидий. Оля нам показала мидии, они с Володей поделились некоторыми знаниями о Белом море. С удивлением мы увидели, что мидии — чёрная ракушка, очень распространённая и на Балтике.

10 июля утром вышли на последний переход. К некоторому неудобству, с утра был отлив , и отлив оказался заметно сильнее, чем вечерний. Наши спутники имели билеты двумя днями позже, но у нас ещё до похода была другая планировка, и мы заканчивали во вторник. В речку Куземку, как планировали заранее, мы не вошли, но остановились на прекрасном бережке Куземской губы. Пётр договорился с УАЗиком, нас довезли до станции (за Рижский Бальзам), и далее до машины ехали на местном транспорте — дрезине. Для Наташи это было приключение посерьёзнее вездеходов сибирской тайги, которые уже были знакомы Петру. Итак, 10 июля мы забрали машину, и выехали на Мурманское шоссе. К сожалению, в гостиницах города Лоухи, где мы хотели переночевать, мест не было. Ночь в машине…

Но следующий день, 11 июля, мы достигли Мурманска, ходили по городу в полярный день — это после купания в озере Имандра, и фотографирования у Полярного круга, и ещё после некоторых интересных вещей.

Полярный день, солнце в ночь над городом произвели прекрасное впечатление!

12 июля отправились в дорогу обратно. Однако из-за задержки накануне в гостинице выбились из графика. Так и не успели в тот день доехать до кемпинга Кивач. Ещё ночь в машине.

13 июля. По пути, перед Воховом, встретились с другой латвийской группой, возвращавшейся с Кольского. К сожалению, к утру субботы, как намечали, достичь Риги не удалось из-за поломки охлаждающей системы двигателя. Согласившись на уговоры другой рижской группы, поехали по дороге через Великий Новгород, а на трассе Питер-Москва страшные пробки! Худшей дороги я не встречал! Признаюсь, я даже был про себя сердит , что поехал по этому пути. Однако новые друзья, группа из Латвии, заметили нас с дороги, проезжая мимо, и пришли на помощь! Валдемар с командой, увидев нашу машину с поднятым капотом на боковом съезде, пристал и дотащил до Великого Новгорода на буксире. Дальше я уже действовал сам… Как сказал один из команды Валдемара, Володя, ЧП с охлаждающей системой рано или поздно должно было бы случиться. Здесь уже трудно что-то говорить: ЧП произошло в жару на трассе, по которой мы 39 км ехали дольше, чем 1 ч 15 минут — такого не было даже на шоссе Псков-Питер.
Наверно, целесообразней было вообще ехать через Кингисепп и Нарву! Однако что случилось, то уже произошло, и спасибо друзьям , команде Валдемара, за помощь на трассе. Это надо же так встретиться на дальних орбитах!

Ещё ночь в Великом Новгороде, и примерно в 12 вечера субботы, 14 июля, мы подъезжаем к дому. В ночь с 14 на 15 июля мы прибыли домой.

Поход окончен.