2018 июль 2 к.с. Энгозеро — река Воньга — Белое море

Видео похода. Само видео предназначалось не как отчет, а некое «творческое» творение именно о том — как мы выбирались в поход, чего это стоило. И как это произошло.

Поход, задуманный лет так 5 назад как водный поход, вылился в путешествие за Полярный круг. Ещё в 2014 году поход в Эстонию был лишь тренировочным походом для друзей перед предполагаемым походом именно сюда, на Воньгу. И лишь в 2018 году осуществили желаемое. Мы доехали до старта водной части на машине. Более 1,5 тыс км потребовали сил — и физических, и душевных, и духовных. Выезжали утром 2 июля из Риги. Кроме прекрасных дорог в России остаются места, где идёт ремонт, и наше продвижение существенным образом тормозилось. Трудно было сразу после пересечения границы — шоссе Псков-Питер ремонтировалось, продвижение, ещё и во время дождя, в очень пасмурную погоду, требовало большой отдачи сил. Когда я свернул на внешнюю кольцевую вокруг Питера, то просто уже отдыхал за рулём. Ночевать пришлось в Заостровье — база отдыха, до которой ещё пришлось добираться по каким-то странным мостам (отбой примерно в 1 час ночи, или позднее). Следующий ремонт дорог будет уже в Карелии (видео ниже).

3 июля.
Второй день мы не упустили случая, и заехали на водопад Кивач.
После посещения Кивач — финишная прямая ещё на сколько-то сот километров. Поддерживали связь с той парой из Москвы (приобрели ещё до похода российские симки). Перед Кемью уже видели, что не успеваем к вечеру в Энгозеро. Созвонившись с парой из Москвы, мы стали советоваться с ними, рассказав свою ситуацию. И те стали требовать, чтоб мы приехали в Энгозеро с вечера, и, собрав лодку, стартовали в ночи. Именно требовать. На наши уговоры, что мы можем успеть только примерно к 24 часам, они сказали «а мы подождём вас, и тогда стартуем». Они явно не понимали, что 1) нам, как иностранным подданым, нужна ещё регистрация в течении 7 дней с момента пересечения границы, и мы не имеем права опаздывать с ней, 2) Нам надо договориться, чтоб оставить в селе машину, и ночью это ещё неизвестно — возможно ли в это время договориться нормально в Энгозере, 3) При том, что мы, как наши спутники, не отдыхали (в вагоне поезда), а я за рулём был, Наташа рядом, не смыкая глаз, и следя за дорогой, спали мы последние несколько дней по 4-5 часов (включая и несколько дней подготовки к походу после работы), что было маловато. И при том, что до Кеми дорога была прекрасная, неизвестно — что было последние около 200 километров! Да, это не 1500 км, но их же ещё проехать надо!

Наши друзья москвичи могли нас понукать, но отвечать за себя, за документы на границе, за здоровье себя и жены и за машину — мне самому. Поэтому, не внимая требованиям из трубки телефона, я свернул в Кемь, и остановился в гостинице «Кемка», с которой созвонился, найдя координаты в интернете.

Очень интересна была встреча с туристической группой из… Латвии! Впрочем, не с такими, как мы, но с туристами по путёвке. Поговорил с латышками на латышском (её муж из Латвии, кстати, как я заметил, по-латышски не говорил…)

В гостинице удобно оставить и машину, есть охраняемая стоянка. Но нам не хотелось возиться с поездом, который шёл рано, и надо было бы тащить туда-сюда вещи. Хотя бы те же самые 4-5 часов, но мы поспали в нормальных условиях! В 6 утра подъём, но старт получился только около 8 — сказывалась и усталость, и надо было забирать документы о регистрации у администратора гостиницы, потом понял, что реакция уже стала чуть с задержкой.

4 июля.

Наши опасения о качестве дороги были не напрасны!

Именно сразу за Кемью шёл ремонт. На 42 километра дорога была такая, как на видео! Только около 12 часов мы были на берегу Энгозера. Зато заехали к месту, где было уже непосредственно озеро (традиционно группы с поезда собираются в другом месте, и, по описаниям, бывают проблемы с преодолением моста). какое-то время договорился с местными о том, чтоб оставить машину, собрали лодку, и с изумительного по красоте берега Энгозера отправились по водному маршруту. Ещё до похода мы списались с семьёй туристов из Москвы, с Володей и Олей. Здесь, на глади озера, мы с ними встретились и шли дальше водный маршрут.

4 июля

Примерно в 15.20 началась водная часть маршрута. Никогда мы так много не запихивали в Свирь. При том, что Свирь менее вместительна, и не так удобна при загрузке, как Таймень. Встретившись, и отойдя от залива в восточной части озера, мы, пройдя 3 километра, встали и пообедали нормально. Дольше — путь по озеру. На берегах много мошки. Но если начинается ветер, то гнус исчезает.

Первый день прошли около 22 км. Старались пройти побольше, ибо на следующий день прогноз был не самый лучший. В 23.00 встали на ночлег, солнце ещё не зашло.

5 июля началось со шторма и дождя. Однако обстановка позволяла идти дальше, что мы и сделали. Хотя приходилось иногда идти и галсами, не по прямой. На видео — завершение Энгозера. Волны здесь меньше, снимать легче: Ночлег — на Пильдозере.

В этот день встретили группу на берегу, человек от этой группы звал нас на помощь. Когда мы подошли, группа оказалась рижской! А участники — в том числе и наши знакомые, супруги Винники. Сергей заболел, и его товарищ звал нас, проходящую группу на помощь. Антибиотиков у нас не было. Просто помолились, во имя Иисуса Христа. Посидели с друзьями, потом продолжили путь.

Спутники из Москвы избегали общения с рижской группой (хотя, вообще-то даже человек из той группы призывал нас на помощь — оказалось, у них заболел один из членов группы, и они просили лекарств или антибиотик), и удалились на расстояние  пока мы общались с друзьями из Риги. Когда позже мы встречали москвичей, наши спутники с ними, наоборот, общались с москвичами, но старались это делать отдельно от нас.

Этот, второй день, мы устали: движение по штормовому Энгозеру, и в финале — против ветра по последнему, Пильдозеру, потребовало отдачи сил, которые у нас и так, после бессонных ночей заброски на машине, были на пределе. Я олчень переживал за Наташу, ибо было раза три за эти десять лет, когда на второй день пути она ослабевала. Но на этот раз всё было практически нормально.

6 июля С утра — задержка с выходом, после неудачного приготовления рисовой каши нашим экипажем (насчет которого я спел песню «Папа нас по утрам кормит жженою кашей»), и «весёлого» ориентирования экипажем наших спутников, устремившихся в противоположную от находящегося в прямой видимости рукава Воньги с мостом, и с невероятным упорством не желавших отвечать на наши знаки, пока мы не догнали их, преодолев около километра, чтоб убедить посмотреть карту и навигатор. Но… таки идём дальше… Преодоление косы на Синдамозере — достаточно выгодный обнос около 300-400 метров, вместо 7 километров обхода, из которых половина — против ветра, и ночлег на берегу Мурамозера, перед входом в Воньгу.

7 июля Первые пороги, представляющие необходимость работать. Пороги: Быстрый, который не отличим от шивер (впрочем, мы его засняли экшн-камерой, и лишь потом установили, что это — первый из порогов, которые значатся, по мнению составителей лоции, как первый из более-менее серьёзных препятствий). Первые трудности представил собой порог Сюрприз (характерный ориентир — разрушенный мост в середине порога, а до него — несколько шивер)

Экипаж наших спутников, которые уже ходили по Воньге раньше, к сожалению, не имел достаточного опыта для адекватной оценки обстановки, и мы, следуя за ними, вылетали на мелкие каменистые пороги, которые при таком низком уровне воды, целесообразно проходить на КБ или КНБ в одиночку, т.е на облегченном судне, либо дажде проводить. Итог — пробоина. Это произошло на пороге Кривые ворота — там, где мель была за поворотом реки, где мы не могли просмотреть обстановку. Однако, если бы адекватно уяснив обстановку, и отличие уровня в этом году от всех предыдущих, необходимо было идти с просмотром препятствия и принять одно из двух решений — либо проводка судна за чалку, либо прохождение на облегченном судне, т.е. в одиночку.  

Кстати, наши спутники вылетали на мель даже на своём надувном судне! По всем событиям на реке в этом походе, считая себя несопоставимо выше по искусству гребли, наши спутники летели вперёд, чтоб увлечь и нас за собой. Но если человек считает себя опытнее, то в нормальной группе руководитель обеспечивает безопасное прохождение всех участников (или обнос, в случае невозможности прохождения из-за недостатка мастерства или технических особенностей судов). Наш наш «Плавали-знаем», заведя нас в тупиковую ситуацию, попросту, спекулируя нашим к нему уважением,  и христианским старанием сохранить мир в группе, «подставлял», и тут же начинал кричать что «вы то-то неправильно сделали! А я вот выше вас, и лучше вас знаю!» Так было очень грубо два раза за поход, и можно это считать не случайностью, а хорошо отработанным, намеренным приёмом. В смысле — не ошибка (наши спутники застревали на камнях даже на надувном!), а то — как он действовал после ошибки. Есть стимул избежать в дальнейшем совместного похода с этими людьми, если вдруг судьба вновь станет сводить. Тем более, что в случае водных походов есть риск не только одним здоровьем! Безумный человек — который умышленно заводит в критическую ситуацию своих спутников, чтоб покричать о том, что он выше их. В меру моего опыта я слишком много знаю ситуаций, когда бравада на воде кончалась трагически, причёт в том числе — на Карельских реках (как на озёрах, так и на реках). С водой не шутят! 

Дождь усиливается. Как назло, мы, уже избалованные хорошей погодой, не надели с утра «гидры» и промокли. Это наше упущение, моего экипажа.

Этот участок: несколько шивер, пороги Воньги. В пасмурную погоду видимость в однообразной серой обстановке достаточно слабая.

На пороге Горбатом был серьёзный момент: камень, торчащий из воды, мы увидели оба, когда нос лодки, при манёвре уклонения от гряды камней, уже летел вперёд, направленный так, что мог зацепить тот камень, и лодку могло развернуть достаточно опасно — нос и корма тогда зацепились бы за камни, лодка попадала бы поперёк течения. Но передний успел сработать по команде, и мы проскочили опасное место.

У наших спутников лодка «Одиссей» проползала через камни и шиверы. Они достаточно часто сидели. Но по конструкции их надувнушка (похожая на наш «Тиман», только увеличенный по размеру) легче перелезала через гряды камней (и переносилась; на Тимане я в определённых местах умышленно выскакивал в некоторых ситуациях в Латвии на каменистые места и проскакивал; на каркасной Свири такое исключено!).

Но в обед, который проходил под проливным дождём, оказалось, что у Наташи подскочила температура, 38.5. Собственно, здесь определяющим послужило то, что пришлось ей всё-таки прилагать много усилий на шиверах и порогах — и это после недели по 4-5 часов сна как во время подготовки похода, так и во время дороги, при том, что она — самая старшая среди всей группы; а в момент кульминации, на Горбатом — достаточно промокли, и вплоть до обеда оставались в таком состоянии. Принимаем решение сделать полудневку, отдохнуть. Собственно, ещё в начале обеда я поставил палатку, и отдельно — тент-навес около костра. И Наташа прилегла отдыхать в палатку, где и померяла температуру. У Наташи температура падает после полтаблетки просроченного анальгина, и молитвы во имя Иисуса Христа, 36.8, потом становится пониженной — 36.2, и, наконец, немного попозже возвращается в норму. Но… отдыхаем все. Ибо после такого скачка температуры лучше ей было переждать, отдохнуть. Признаюсь, сам «отрубился» на пару часов — ибо ситуация со сном и у меня такая же, как и у Наташи, и сразу из-за руля на старте я просто собрав лодку, пересел в неё без отдыха, и шёл на эмоциональном подъёме все 4 дня, и теперь — отрубился, отдыхая. Если я в этот момент выдохся, то что говорить о супруге? Даже наши спутники не рыбачат, а так же отлёживаются в палатке, разговаривая. Впрочем, если по дороге на маршрут наши спутники отдыхали в поезде, я был за рулём, и включились в маршрут без даже минимального передыха. При нормальной планировке лучше сделать день для отдыха и акклиматизации. Не только на высокогорье, но просто так — в любой местности.

Вечером, часов в девять, я заклеил пробоину в шкуре лодки. Пригодилась взятая с собой газовая горелка, для просушки шкуры в месте клейки.

Кстати, фонарики со свежими батарейками практически не пригодились. Лишь единственную ночь после Вяккера, когда встали в тенистой роще, там я вечером смотрел карту и включал фонарик.

8 июля Отдохнувшие, продолжаем путь. Одеваем гидру, но особой необходимости для этого нет уже. Солнечно… Входим в озеро Гагарино, и идём последующие озёра. Подошли к порогу Собачьему. Я просмотрел тропу — нет ли возможности сразу обнести полуостров? Нет, нет смысла! Зато обнаружил кучу грибов (Наташа их собрала и приготовила), и просмотрел — первую ступень порога, или входную шиверу Собачий можно пройти. Прошли входную шиверу до водопада. Водопад и очень мелкий дальнейший перекат просто обнесли. При нас двое москвичей, Платон и Максим, проходят водопад на К2.

Водопад Собачьего вполне проходим и на Тимане в эту очень низкую воду.

При нас перед порогом лежала туша лося и воняла. Судя по следам на берегах Энгозера, в окрестностях видимо-невидимо лосей. Куда больше, чем, к примеру, в Латвии.

После Собачьего — переход до порога Вяккер. Наши спутники становятся весьма усталые. В первые дни они очень язвительно отзывались о тех, кто делает перекусы между завтраком и обедом, обедом и ужином (а мы делаем перекусы, ибо это, вообще-то, нормальное питание; так же странно, что перед походом, Ольга, связавшись с нами в социальной сети, заявила, что они, их экипаж будет отвечать «за перекусы, заначки и вкусняшки» — . Весьма странным был поворот, когда Владимир заклеймил позором слабаков-язвенников, которые делают перекусы. Хорошо, что мы закупились в суматохе подготовки «с запасом», предусматривая, что нас могут подвести. Увы, это был именно случай, когда так и вышло. Вывод: надо оговаривать о перекусах и других подобных вещах — подробно! Но… мы шли в поход, совершенно не зная друг друга). Но в самом походе я сразу заявил: да, мы, вот, такие, и будем питаться, как нам полезно.  Но сейчас и наши спутники явно устали очень сильно. Владимир тащил и нас, и жену в Вяккер. В Вяккер я не пошёл, но сбить меня с задуманного плана ему удалось (у меня была лоция, которой я и придерживался, особенно после порогов, где продрались, послушавшись наших спутников; у их экипажа лоцман был Володя, а за штурмана была Оля), из-за чего я допустил 100 метров продвижение ниже по течению от границы начала стремнины порога, в конце концов и замочил и фотоаппарат, вытаскивая эти 100 метров лодку против течения, когда выяснил, что даже проводить Вяккер в такую воду нельзя. Так что было некоторое расстройство. Взялись за на обнос. Сначала Владимир помогал мне, но бросил. Значительную часть дистанции я провёл свою лодку , таща, как санки, по мху и кореньям. Наши спутники очень сильно устали — мы даже удивились степени их усталости и поведению, ибо по росту, комплекции и мускулатуре они значительно превосходят нас, да и по возрасту моложе! Усталость наш спутник компенсировал окриками на жену, и громкими почти окриками-командами на нас. Вёл он себя очень нервно, требовалось «лавировать», пытаясь сохранять мир. Укладывались спать все во 2-м часу, после позднего ужина, который даже готовить начали, закончив обнос, после 12 вечера.

При всех событиях отмечу хорошую, в целом, не в частностях, организованность наших спутников. Подогнанное нормальное снаряжение. Так же надувная лодка «Одиссей» компенсировала слабую технику гребли и помогала более безболезненно, чем КНБ, протаскиваться через сплошные шиверы (см. фильм прохождения порога Кривые ворота) и каменистые русла — а уровень воды в нашем походе был чрезвычайно низким, а после окончания нашего похода упал ещё! Такую лодку легче и загружать, чем запихивать в Свирь маленькие отдельные гермы. Таким образом, обычно стартовали они на пару минут раньше, потом мы на Свири обгоняли их. На порогах я не летел вперёд, пропуская Плавализнаем на шиверы. В целом шли независимо, нормально (кроме отдельных случаев)

9 июля

Этот день уже отдыхали наши спутники (Владимир заявил, что они должны спать, что нормально для человека спать не менее 8 часов, и поэтому они будут спать подольше), и мы, встав раньше их утреннего дежурства, их не торопили. Мы же понимаем — со всяким такое бывает. Далее, достаточно поздно собрались и продолжили путь. Прошли оставшиеся пороги. Среди них — интересный Ассу, или Железнодорожный.  Мост железной дороги, деревня Воньга по правому берегу. Местные здесь очень приветливы, приглашают к себе на реку ещё. Тут же состоялась и ещё одна встреча с братьями из Москвы, которые проходили Собачий при нас. Итак, миновав Морской порог (непосредственно в морской губе), мы закончили Воньгу, и вышли в Белое море. Задерживались, высаживаясь и рассматривая скальные острова. Несколько видео с остановки на островах… Оля рассказывает о водорослях и о мидиях: Я немного прошёлся по скалистому острову с видеокамерой. Совершенно иной мир, такой прекрасный! Над островом летал кулик-сорока, как специально — именно таких куликов-сорок мы накануне хорошо рассмотрели в Латвии, в походе по Даугаве. Могли сразу идти до финиша, но провели ещё один вечер с нашими спутниками. Попробовали беломорских мидий. Оля нам показала мидии, они с Володей рассказали немного о своих посещениях Белого моря. С удивлением мы увидели, что мидии — чёрная ракушка, весьма распространённая и на Балтике.

10 июля утром вышли на последний переход. К некоторому неудобству, с утра был отлив , и отлив оказался заметно сильнее, чем вечерний! Наши спутники имели билеты двумя днями позже, но у нас ещё до похода была другая планировка, и мы заканчивали во вторник. В речку Куземку, как планировали заранее, мы не вошли, но остановились на прекрасном бережке Куземской губы. Пётр договорился с УАЗиком, нас довезли до станции (за Рижский Бальзам), и далее до машины ехали на местном транспорте — дрезине. Для Наташи это было приключение посерьёзнее вездеходов сибирской тайги, которые уже были знакомы Петру. Итак, 10 июля мы забрали машину, и выехали на Мурманское шоссе. К сожалению, в гостиницах города Лоухи, где мы хотели переночевать, мест не было. Ночь в машине…
Идя в поход, я брал примерно 4 дня как резервные. если бы случился такой шторм на озере, что невозможно было бы идти, или шторм произошел бы на море, то эти резервные дни были бы израсходованы согласно обстановки. Но при удачном раскладе — у меня был план заехать в Норвегию, и буквально за один день разведать район, интересующий меня. Однако после Куземы мы понимали, что устали (сказалось, что и оставили воду друзьям, и там, где выходили, не было воды — серьёзно сбило нас). Итак, мы приняли решение не пытаться пересекать границы (это могло бы затянуться, особенно учитывая то, что и силы на пределе), а исполнить мечту — посмотреть Мурманск.

11 июля,
На следующий день  мы достигли Мурманска, ходили по городу в полярный день — это после купания в озере Имандра, и фотографирования у Полярного круга, и ещё после некоторых интересных вещей.

Полярный день, солнце в ночь над городом произвели прекрасное впечатление!

12 июля

Посмотрев ледокол «Ленин», порт, отправились в дорогу обратно. Однако из-за задержки накануне в гостинице выбились из графика. Так и не успели в тот день доехать до кемпинга Кивач. Ещё ночь в машине.

13 июля. По пути, перед Волховом, встретились с другой латвийской группой, возвращавшейся с Кольского. К сожалению, к утру субботы, как намечали, достичь Риги не удалось из-за поломки охлаждающей системы двигателя. Согласившись на уговоры другой рижской группы, поехали по дороге через Великий Новгород, а на трассе Питер-Москва страшные пробки! Худшей дороги я не встречал! Признаюсь, я даже был про себя сердит , что поехал по этому пути. Однако новые друзья, группа из Латвии, заметили нас с дороги, проезжая мимо, и пришли на помощь! Валдемар с командой, увидев нашу машину с поднятым капотом на боковом съезде, пристал и дотащил до Великого Новгорода на буксире. Дальше я уже действовал сам… Как сказал один из команды Валдемара, Володя, ЧП с охлаждающей системой рано или поздно должно было бы случиться. Здесь уже трудно что-то говорить: ЧП произошло в жару на трассе, по которой мы 39 км ехали дольше, чем 1 ч 15 минут — такого не было даже на шоссе Псков-Питер.
Наверно, целесообразней было вообще ехать через Кингисепп, Нарву и Тарту! Однако что случилось, то уже произошло, и спасибо друзьям , команде Валдемара, за помощь на трассе. Это надо же так встретиться на дальних орбитах!

Ещё ночь в Великом Новгороде, и примерно в 12 вечера субботы, 14 июля, мы подъезжаем к дому. В ночь с 14 на 15 июля мы прибыли домой.

Поход окончен.

————————————————————————————————

За 7 дней похода мы с Наташей пришли в себя, отъелись после хаотичного режима питания при напряженной работе. О питании. До похода Оля предложила готовить продукты так: день готовим мы на четверых, день — они на четверых. А «перекусы, заначки и вкусняшки мы берём на себя» Идея показалась привлекательной, я сразу согласился. Сами мы старались не ударить лицом в грязь с гостеприимством. Единственное, мне показалось, что с перекусами какая-то неточность, и спонтанно, машинально, как обычно, взял перекусы (батончики, бутики, колбаски и сыр, кармельки и орешки) на весь поход. Оказалось, не зря!Оля и Володя приготовили самодельные сублиматы. Это требовало, как уверен, времени работы. Простые продукты мелко разрезались и обрабатывались в духовке. Для походов с пешкой такой вариант очень практичный. Тем более, что затраты по деньгам куда ниже, чем закупки, которые мы проводили. Если у наших спутников затруднения с деньгами, но много свободного времени, то они были в выигрыше. В нашем случае похода — мы обнаружили, что после обедов из сублиматов в желудке начинало урчать и сосать под ложечкой уже минут через 40 после трапезы. Так что перекусы нам были не роскошью. Единственное — если такая пайка предназначалась для походов с пешкой, то там же и физическая выкладка на порядок выше?

Сам я просто рад, что проявил гостеприимство и радушие, и взял продукты не экономя на спутниках, а с избытком. Всем хватило. Просто такое положение для меня естественно. Уже на Собачьем Володя, ранее весьма сдержанно относившийся к еде, запросил добавку, что от него можно ожидать в исключительном случае. Я был к такому не готов.

——————————————————————————————————-

В Куземе перевозки от берега до станции может осуществить Володя мастер с ж/д. , за 1000 рублей от берегов Куземской губы (у нас был Рижский бальзам, и он согласился на эквивалент). Хотел поместить его номер телефона, но потом, видимо, номер затерялся. Нас он вёз на УАЗике с берега. Между Куземой и Поньгомой дорога хорошая (бывшая ж/д насыпь), а вот к берегу губы — проходима только для вездехода. Когда я шёл по ней, то нонял, что эти 2 км от губы до хорошей дороги лучше было бы нести вещи, чем везти на «Шаране». Но с транспортом решили иначе. И из Куземы до Энгозера доехали на дрезине.