2016 май 14 ПВД Мерсрагс-Энгуре. Вдоль Рижского залива.

Поход, задуманный как продолжение традиции походов около моря, начатых ещё с 2011 года (см. страницу Пешие походы). На этот раз задачей было сфотографировать пару маяков, из которых один — один из самых живописных в Латвии.

Предисловие.

От Мерсрага до Энгуре запланировано было пройти за один переход. Решили этот раз не делать ночлега где-то в «потаённом» месте, но в какой-то недорогой гостинице. Здесь я описываю в предисловии один из опытов поиска гостиницы в Латвии. Нам не впервой ночевать в дождь в лесу, но… не всё же время! Именно исходя из этого и выбрали: из двух вариантов маршрута — Роя-Мерсрагс или Мерсрагс-Энгуре выбрали именно последний. Поскольку в более дешевом доме «Угуни» общая ванна и туалет, что нам категорически не подходило. Мы хотели после маршрута отдохнуть. Пусть и не в дорогой гостинице (дорогую всё равно не тянули по обстановке), но там, где могли уединиться нормально. А, поскольку прогноз обещал дождь оба дня, то и хорошая ванна, горячий душ были почти главным условием, если не считать хорошую кровать. Мы присмотрели дом «Гундегас» («Gundegas»). Однако увидев их «диван» в интернете, на букинг.ком, место ночлега, я не поленился, поискал в интернете их координаты и дозвонился (на букинг.ком был ложный номер телефона, видно — чтоб клиенты не договорились вне «букинга»). Нашел номер на латышских сайтах в трудом. Хозяйка приветливо стала предлагать место «на раскладном диване», я отказался, попросил что-то получше, упомянув и необходимость нормально помыться. Она пообещала место в пустой гостинице, сказав, что «всё равно не сезон»…

Так же выезжали мы не на первом автобусе в район, а на втором. И были на месте, на перекрёстке направления на маяк в 11.20, ещё минут 10 переодевались: уже дул свежий ветер. Рассказ мы обработали в виде фильма:

14 мая. Мерсрагс-маяк-Мерсрагс-Энгуре.

В 11.20 мы высадились на следующей остановке после Мерсрага. Оделись потеплее. Дождь ещё не начался, но вся местность была мокрой. К маяку Мерсрагс (Mērsraga bāka) ведёт хорошая дорога, попросту — улица. Дома кое-где прерываются. На указателе стоит расстояние от перекрёстка до маяка — 2,7 км. По дороге есть кемпинги (около одного стояли новенькие внедорожники). Обратили внимание на крыши некоторых построек, крытые тростником, как в этнографическом музее. Виден был залив, так же за мысом Мерсрагс образован своеобразный залив, в котором было затишье. На берегах мы видели множество камней с сидящими на них птицами.

Маяк Мерсрагс — интересен, чтоб осмотреть его, однако, впрочем, ради него одного, наверно, нет смысла ехать. А вот включить этот маяк в программу осмотра местности — очень хорошо. Один из самых живописных на Балтике, он будет смотреться лучше при солнечном освещении. В наш день, в пасмурную погоду, он выглядел скромно. Пофотографировав маяк, мы вышли на берег. Я вышел непосредственно на мыс, на котором были груды камней. Здесь в море находится опасная для судов каменистая отмель, из-за которой, главным образом, маяк и устанавливался.

Маяк Мерсрагс 2016 г. 14 мая.
Mērsraga bāka. 14.05.2016

Пройдя по берегу какое-то расстояние, поднялись на смотровую башню. Наблюдали каменистые дали берега, с сидящими на камнях птицами. В первые минуты не поняли, что на камнях сидело множество бакланов. Каменистые пейзажи залива — очень интересное, иногда немного фантастическое зрелище.

Берег Рижского залива недалеко от маяка Мерсрагс. 14 мая 2016 г.

Хотя по берегу идёт тропа, в тот момент мы не стали терять время (тропа, к примеру, могла быть перегорожена частной территорией, и мы не стали испытывать судьбу и глубину отступлений от закона титульных частников). Немного пройдя по тропе, перед началом кемпинга снова возвратились на улицу Бакас (Маячная), и по не вернулись к перекрёстку, далее — прошли по посёлку. В одном из магазинов подкупили какие-то мелочи из продуктов, и кофе — в автомате. Магазины нормальные, всё, что надо, там есть. В рыбной лавке около магазина разговорились с продавщицей, просто стали смотреть продукцию (рыбу коптят местные), и «раскололись» на покупку. Женщина приветливая, говорила с нами и на латышском, когда я с ней на латышском, и на русском. Очень доброжелательная.

За время, пока мы разговаривали в лавке, начал идти дождь. Мы вынули куртки и накидки. Когда шли по мосту, дождь уже лил. Мост через канал, вырытый от озера в море в 1842 году. До того площадь озера была в 2 раза больше. Надо понимать, что речка Энгуре, по которой воды озера текли в море, была порожистой. Но… таких подробностей мы не знаем.

Сейчас мы переходили канал в Мерсраге, который служит портом для небольших судов. Миновав посёлок Мерсрагс, мы по одной из грунтовых дорог в лесу отправились к берегу, чтоб по нему продолжать путь. Однако вдоль берега стоит забор из колючей проволоки. Вдалеке, после широкой полосы тростниковых болот, виднеются два ветряка. Поскольку вдоль забора тропа вела среди высокой травы, обильно смоченной дождём, мы вернулись на просеку, идущую вдоль моря среди леса. Спустя пару километров, однако, забор заканчивается. Ещё какое-то время вдоль у берега ещё остаётся полоса тростниковых болот, и, наконец, впереди мы видим камни и снова идём вдоль побережья залива. Камни раскиданы на сравнительно больших площадях вдоль берега: здесь мели, и на мелях — камни. Сразу же убедились, что здесь — мир пернатых. На камнях сидели бакланы, цапли, плавали уточки разных видов, кое-где виднелись лебеди и другие птицы.

Впереди был виден мыс Роньрагс. Или — Роню рагс, в переводе на русский «тюлений мыс». Собственно, одно из занятий, которое нас (меня) отвлекало временами от ходьбы — это попытки сфотографировать качественно каких-то птиц.

В этих местах снова появляются фантастические пейзажи заливы — а именно: несколько унылые прибрежные равнины, усыпанные камнями. Ширина этих мелей с камнями — около сотни-двух метров. Сама кромка берега, на котором растёт лес, невысокая. Вдоль берега идёт дорога, да и непосредственно по берегу — следы колёс. Как выяснилось — квадроциклов. Один квадроцикл нас обогнал. Мужчина за рулём оглянулся, оглядывая нас. Спустя какое-то время впереди послышались выстрелы. Стреляли часто, как бы торопясь выпустить заряды. Наташа предположила, что стреляли по мишеням. Однако по берегу нам постоянно попадались стреляные гильзы от охотничьих ружей. В некоторых местах — целые россыпи. Появилось предположение, что стреляют всё-таки по птицам. Кстати, после того, как квадроцикл проехал обратно, навстречу, выстрелов больше не было.

Сам мыс Роню — песчаный. Камни перед мысом исчезли. На самом мысе тусовалась стайка птиц разных видов — бакланы, чайки, несколько уточек — в одной группке. К этому времени дождя уже не было. Мы сняли водозащитные куртки, попили чайку, и продолжили путь. Шум шоссе здесь не слышен, здесь — относительный покой. Были мы на мысу примерно в 17.25. Естественно, следов квадрациклов хватало.

После мыса километра через 2 начинается посёлок Берзциемс. Пройдя недолгое время, мы уже увидели дома, выступающие из леса к морю. По нашему плану, обед мы не собирались готовить сами, но с автобуса мы видели в этом посёлке кафе у дороги. Именно туда и держали путь. До кафе пришлось пройти почти весь посёлок. И примерно в 17.55 мы были в кафе. Взяли солянки (всего 2 евро за порцию). Замечу: очень удачно.

Когда вышли из кафе, снова начинался дождь. За те 20 минут, которые провели за нашей трапезой, погода вновь изменилась «обратно». Одели куртки, накидки для рюкзаков. От Берзциемса до Энгуре было 10 км., и ещё пару, или немного больше километров до намеченного места ночевки. Сам посёлок Берзциемс подходит к морю. И далее вдоль моря идёт хорошая тропа. Собственно, тропа явно прокладывалась как велосипедная трасса. До похода мы прикидывали, что, если будут какие-то задержки, либо физически у кого-то проявится усталость, то мы доедем до Энгуре на автобусе. Сейчас дорога стала монотонной. Дождь, полоса моря слева от нас… Но идти на шоссе и искать автобус уже никто из нас не хотел: взялись за путь, и не хотелось отступать! Просто было досадно сходить с дистанции. Снова появлялись камни на тех же характерных отмелях. Снова мы уходили с тропы на берег, и поднимались вновь на бровку невысокого обрыва.

Между Берзциемсом и Энгуре находится ещё посёлок Абрагциемс. Заметен своим пляжем, местами развлечений и кемпингом. Дорога продолжается мимо частных территорий. Кое-где были поваленные на велосипедную тропу деревья. Дождь потихоньку усиливался.

Тропа идёт таким образом, что по ней можно пройти почти до середины Энгуре — лес идёт вдоль берега, а сам посёлок чуть в стороне. Здесь мы повернули в посёлок (как выяснилось, чуть не доходя до маяка). Стало невозможно пользоваться навигаторами на мобильниках: дождь заливал экран при попытке что-то посмотреть, пальцы скользили по экрану, и мобильник начинал слушать «неизвестные» команды.

Прошли по мосту над водоёмом. Водоём — речка Энгуре. В 1842 году был прорыт канал, соединяющий озеро Энгуре с морем, прорыт в Мерсраге. В сети есть сведения, что озеро до тех пор было на 1-1,5 м. выше уровнем, и раза в два больше по площади. Так надо понимать, что сток воды с озера был по речке Энгуре в посёлке Энгуре. Названия остались, а от речки остался лишь ручей. Можно предположить, что речка была порожистой. Пройдя мост, вышли на главную улицу посёлка, она же — шоссе Рига-Колка.

Идём по посёлку Энгуре, вечер 14 мая 2016 г.
Engure. 14.05.2016

Некоторое время мы искали в посёлке улицу Лайпас, где находилась гостиница. Посёлок был абсолютно пустым. Вероятно, дождь разогнал обитателей. Двое мужчин шло навстречу (без зонтов). В ответ на мой вопрос они заявили, что ничего не знают, стали переспрашивать, явно нарываясь на приключения. От того, кто говорил со мной, за 2 метра пахло спиртным. Я остановил разговор, сославшись, что нет времени, и через пару сотен метров мы вышли к искомому адресу — к дому, который ничем не выделялся среди других. Но нас ждали. Хозяйка вышла навстречу, пригласила, отвела лаявшего пса.

Как выяснилось, при всей внешней приветливости, хозяйка мало понимала — что такое, когда люди приходят после пешего перехода. Так же оказалось, что это — не обычная гостиница, а просто сдаваемый через интернет дом, где есть комната на втором этаже, и как бы подобие чужой квартиры на первом. Кое-какой душ. Вроде, по её словам, нормальная ванна была на втором этаже, но хозяйка впустила туда уже какую-то свою знакомую из посёлка  (вчера сошлись на том, что когда придём, выберем окончательно, когда всё увидим сами). Она нам сказала: «Вы же сами выбрали!» — хотя я говорил по телефону и о ванне, и о кровати. Уж не знаю — что там за диван на втором этаже, ибо так испугавший меня в интернете диван оказался в соседней с нами комнате, в комнате, где был ещё прямо на полу навален разный хлам, в том числе и утюг, фен, который тарахтел, но тепла не давал, (и после мытья Наташа просто оставила волосы сушиться естественным путём), и очень многое другое, в том числе какие-то бутылки.

Тут же хозяйка провела нас в залу, где торжественно предложила большой телевизор. Так же и на кухне тараторил обшарпанный старый телевизор с 1-й латвийской программой. Поясню: накануне по телефону я сказал, что телевизор нам не нужен. А хозяйка торжественно так нам показала и предложила эти телевизоры. С хозяйкой я сначала говорил на государственном языке. Но, признаюсь, после перехода не очень был расположен упражняться в искусстве изящной латышской словесности. Я попытался переключить мешающий нам телевизор на кухне на другие программы, но никаких других не было вообще. Спросил хозяйку — есть ли у неё «Дисковери» или, к примеру, «Энимал плэнет» (спросил машинально: после этого марша под дождём особого интереса даже к интересным мне программам я не испытывал), но она торжествующе и чуть ли не злорадно заявила: «Ага, а вот накануне, когда мы говорили, вы сказали, что не нужен телевизор!» Т.е. здесь была одна из типичных латышских штучек, когда ты с ними по-человечески, а тебя пытаются на чем-то подловить и унизить. Впрочем, создалось впечатление, что хозяйка как бы боролась со своей природой: то старалась быть приветливой и даже угодливой (изображая радушную хозяйку), то начинала спорить, будто мы пришли только из-за того, что должны деньги ей и до сих пор не отдаём. Даже при том, что какие-то из круп, чаёв и кофе она нам предлагала на своей кухне для пользования, мы уже не чувствовали себя уютно в этом помещении.

Так же оказалось, что у первого этажа нет закрывающейся на ключ двери, только закрывалась изнутри общая в дом. Однако хозяйка, Астрида стала «резко спорить со мной, что дескать, «я же вам доверяю, что вы меня не обкрадёте, значит, и вы должны мне доверять!» (то, что все им что-то должны — типичная черта). Что её молодая особа, сидящая на втором этаже — честная, что идеально застрахована от любой превратности и неожиданности. Вспоминая этих двух мужиков на улице Энгуре, мы, конечно же, этому поверили. Так же, как и в кристальную честность титульного населения.

Очень и очень жаль, что приходится смотреть на происходящее именно с таких позиций! Но… именно начиная с этой попытки подловить нас на «телевизоре», и далее почувствовался этот душок национализма.

Все гостиницы, бывшие у нас в опыте до этого дня, работали по принципу: «Получил ключ — оставайся оплаченное время как дома, как у себя». Здесь были претензии, будто двое странников, пришедших с дождя на отдых, пришли потому что ей что-то должны! И это при том, что она брала без всяких там чеков, при том, что я не стал оформлять букинг.ком, зная, что ей надо будет расплачиваться ещё за то и то! Ещё бы: мы пришли в девятом часу, когда последние автобусы на Ригу и Тукумс уже ушли. Никогда мы не чувствовали себя настолько в чужом, чуждом нам помещении. Да если бы знать заранее…

Итак, по-хорошему можно в этих местах договариваться только с хозяевами, которых знаешь. С остальными — через букинг.ком, или т.п. — там, где можно оставить все пожелания для общего обозрения.

15 мая. Осмотр маяка Энгуре.

Хозяйка сказала, что можем оставаться этот день, что никто не подгоняет. Но желания не было. Мы и так отдыхали чуть ли не до двенадцатого часа. Вызвал хозяйку, дал ей её 30 серебренников, по договорённости ещё накануне. Не было ни малейшего желания портить себе настроение, торгуясь. Надо было, но… просто было противно. Она, придя по моему звонку, поздоровалась по-русски. Сказала: «До автобуса ещё есть время, вы можете оставаться». Она, как заметили, выходила из хорошо отремонтированной небольшой времянки во дворе, обращенной к улице пристройкой сарая. В чужом доме, в чужой квартире — оставаться далее у нас тоже не было желания портить себе настроение.

Прошлись под дождём (который снова хлынул) как вчера, до знакомой тропы. Вот и маяк Энгуре. Собственно, такой простой. Но… Нам он в этот момент был нужен для коллекции маяков латвийского побережья.

Время ещё оставалось, около полтора часа до автобуса. От маяка мы вышли снова к заливу. Тихий плеск волн, звон дождя по водной поверхности, крики птиц… Речка Энгуре была здесь маленьким ручейком — пруд был, вероятно, на месте старого русла. Зашли на главной улице в ресторан или большое кафе Капитан&Грант. Объяснили бармену, что просто хотели бы посидеть в тепле до автобуса. И очень просто и приветливо тот отвёл нас в залу, где мы и попили чай это время. Замечу так же, что и в Берзциемсе мужчина, работник кафе, так же по-простому и по-деловому приветливо нас обслуживал. И не чувствовалось никакого  «неуюта» в отношениях. Этот личностный фактор… В этом последнем кафе я оставил, из благодарности и чаевые… Просто из благодарности за эту простоту и радушие. И сказал, что обязательно вернёмся к нему ещё… :)

 

Продолжение рассказа о пешем пути по побережью — поход в августе 2017 года Энгуре — Рагациемс.